Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




15.09.2020


15.09.2020


15.09.2020


04.09.2020


03.09.2020


03.09.2020


21.08.2020


05.08.2020


05.08.2020


05.08.2020





Яндекс.Метрика
         » » Краткий обзор поисков и разработки нефти

Краткий обзор поисков и разработки нефти

09.11.2017

Добыча нефти в царской России, как уже отмечалось выше, зародилась в Бакинском районе и на Ухте. Эти два района являются родиной нефти в нашей стране.
После отмены откупной системы в сферу промышленной разработки была вначале вовлечена соседняя (на востоке) с Балаханской Сабунчинская площадь, Биби-Эйбатская, а затем и Раманинская (в начале 90-х годов) площади.
Как в настоящем случае, при описании добычи нефти на старых площадях Бакинского района, так и в последующем, когда мы будем рассматривать другие нефтеносные районы, нами но освещаются качества добывавшихся нефтей и их технологические свойства. На находящейся в западном направлении от Балаханской Бинагадинской площади пытались добывать нефть еще в 70-х годах, но только в 1907—1908 гг. здесь была организована промышленная добыча.
Разработка велась и на Сураханской площади, а также на острове Святом (остров Артема).
Объектом разработки на Апшеронском полуострове являлись пласты и горизонты исключительно продуктивной толщи плиоцена, причем, главным образом, ее верхнего отдела. В литолого-фациальном отношении отложения продуктивной толщи представлены чередованием платов песка и глин с преобладанием последних. Разведанная и вскрытая к тому времени мощность продуктивной толщи составляла более 1250 В пределах разрабатывающихся месторождений отложения ее, как правило, сложены в антиклинальные складки, преимущественно асимметричные, иногда с крутым залеганием крыльев.
Средняя глубина эксплуатационных скважин с 46 м (1873 г.) достигла в 1917 г. почти 400 м.
Важно отметить, что из общей суммы 226,8 млн. руб. акционерного капитала, занятого к нефтяной промышленности Бакинского района накануне Великой Октябрьской социалистической революции на долю иностранного капитала приходилось 112,6 млн. руб. (почти 50%).
Остальная половина акций приходилась на долю банков царской России, из которых многие находились под влиянием иностранного капитала. Из указанных 112,6 млн. руб. иностранного капитала — англичанам принадлежало 54,3 млн. руб., французам — 48,3 млн. руб. и немцам — 10 млн. руб.
«Отсюда становится понятным, — отмечает К.А. Пажитнов, — почему для ограждения нефтяных промыслов от угрожавшей им национализации в Баку были направлены, и притом дважды, в 1918 г. именно английские войска».
Вторым районом добычи нефти в царской России после Бакинского района был Грозненский, один из богатейших нефтяных районов Северного Кавказа.
«Еще в 1823 г. в г. Моздоке, —пишет И.М. Губкин, — братья Дубинины устроили первый не только в России, но и по всем миро нефтеперегонный завод, на котором перегонялась черпая нефть, добываемая из источников, расположенных по Терскому и Сунженскому хребтам» (рис. 2).

И.М. Губкин явно заблуждался в приведенных выше сведениях. В действительности, как это теперь точно установлено, первый нефтеперегонный завод не только в России, но и во всем мире, был построен не в г. Моздоке, а па Ухте, в 1745 г., Федором Прядуновым, архангельским купцом. Нa этом заводе перегонялась («передвоилась») легкая нефть, которая добывалась кустарным способом, главным образом, путем оригинального улавливания ее в местах выхода на поверхность в реке.
В Грозненском районе наиболее благоприятные нефтепроявления имели место на территории Грозненского хребта.
Колодезная добыча нефти в Грозненском районе зарегистрирована с 1833 г. и продолжалась до 1893 г. Первая скважина в этом районе была заложена на Старо-Грозненской площади в 1893 г. После этого добыча нефти здесь стала быстро развиваться: в 1896 г. было уже добыто около 280 тыс. т. В 1913 г. перед первой мировой войной добыча нефти в Грозненском районе достигла 1207 тыс. т. Общая площадь участков, находившихся в эксплуатации на 1/1 1914 г., составляла 1148 га. В 1913—1914 гг. в промышленную разработку было включено Ново-Грозненское нефтяное месторождение, не имевшее на поверхности никаких признаков нефтегазоносности. Оно было открыто практически впервые в царской России по структурным признакам — но наличию антиклинальной складки, благоприятной, согласно антиклинальной теории, для промышленного скопления нефти.
В геологическом строении Грозненского района принимают участие различные ярусы третичной системы. Нефтеносные горизонты, разведанные здесь к моменту национализации нефтяной промышленности, принадлежали к спаниодонтелловым (караганским) и чокракско-спириалисовым слоям. Они были представлены 16 продуктивными пластами рыхлых песчаников, обобщенных в четыре нефтеносных горизонта.
Отложения третичной системы Грозненского района сильно дислоцированы и образуют ряд антиклинальных складок (Терскую, Сунженскую, Старо-Грозненскую, Ново-Грозненскую и др.), вытянутых в направлении, близком к шпротному (см. рис. 2) и приуроченных в большинстве случаев к Сунженскому, Терскому и Гудермесскому передовым хребтам.
Крылья складок крутые. Например, северо-восточное крыло Старо-Грозненской антиклинали падает под углом 60—80°, а юго-западное — под углом 20—35°.
Значительно меньшее промышленно-экономическое значение в дореволюционный период имел Майкопский нефтеносный район. Он вступил в строй в 1909 г., когда в августе ударил нефтяной фонтан с глубины 75 м, который возбудил огромный интерес к этому району. Однако вскоре выяснилось, что этот район не оправдал возлагавшихся в то время на него надежд. Добыча нефти в Майкопском районе, достигшая в 1915 г. 124 тыс. т, снизилась в 1917 г. до 32,8 тыс. т.
В геологическом строении рассматриваемого района принимают участие породы третичного возраста, начиная от верхнего сармата до фораминиферовых слоев верхнего олигоцена (включительно), наклоненные на северо-запад под углом 8—20°. Промышленные залежи нефти приурочиваются к отложениям майкопской свиты, выраженным в верхней и нижней частях темно-серыми сланцеватыми глинами и в средней — мощными пластами песков с прослоями глин.
В дореволюционное время в Майкопском районе были известны только две нефтеносные площади: Нефтяно-Ширванская и Хадыженская. На первой из них было установлено наличие трех нефтеносных горизонтов, среди которых наиболее промышленно-продуктивным оказался только третий (нижний) горизонт, содержащий легкую нефть. Он имеет весьма оригинальное строение и залегает на границе майкопской свиты и фораминиферовых слоев. «Этот горизонт, —писал в 1918 г. И.М. Губкин (1953), — состоит из ряда чечевиц или линз песка, перекрытых 20—25-саженным (42—53 м) пластом темно-серых битуминозных глин. Песчаные линзы отложены в рукавообразном углублении, выработанном на поверхности фораминиферовых слоев и представлявшем или глубоко вдававшийся в олигоценовую сушу узкий залив, или же русло реки в прибрежной части верхнеолигоценового моря».
Честь открытия рукавообразной залежи легкой нефти в Майкопском районе, аналоги которой совершенно не были тогда известны, принадлежит полностью И.М. Губкину, изучившему эту залежь еще в начале своей научно-практической деятельности, в 1909—1910 гг. Он дал исчерпывающий ответ о закономерностях ее распространения здесь, положив в основу новый метод построения структурных карт.
Несмотря на интенсивную разработку залежи многочисленными скважинами, добыча нефти на Нефтяно-Ширванской площади быстро падала. Ее не могла поддержать и развить разработка на Хадыженской площади, которая, по словам И.М. Губкина, имела «менее чем второстепенное значение». Максимальная добыча нефти на этой площади в 1915 г. составила всего лишь 4454 т. Только при советской власти Майкопский район приобрел важное промышленное значение.
Еще менее успешной в течение дооктябрьского периода оказалась нефтепоисковая деятельность на Кубани. Выше мы отметили, что первый нефтяной фонтан в долине р. Кудако был получен Новосильцевым еще в 1866 г. Однако организованные в дальнейшем поиски нефти на р. Чекупс, около станицы Варениковской, на Таманском полуострове и в ряде других мест па Кубани, не дали положительных результатов и нефтяное дело здесь не получило промышленного развития.
Еще меньший промышленный интерес представляли в дореволюционное время нефтяные месторождения Закавказья. Здесь в 1914 г., например, было добыто всего 650 т нефти.
Более удачными оказались нефтепоисковые работы в Эмбенском районе, именовавшемся в дореволюционное время Уральским или Урало-Эмбенским нефтеносным районом. Этот район ограничивается с юга Каспийским морем, с востока — Мугоджарскими горами, а с севера и запада — рекой Уралом.
Признаки нефти в виде выходов на дневную поверхность ее источников, закированных песчаников, Кировых натеков и проч. давно были здесь известны. Первый нефтяной фонтан в Эмбенском районе ударил на Доссорской площади в 1912 г. и ознаменовал собой начало промышленной разработки этого района. В этом году добыча нефти составила 18 тыс. т. В дальнейшем она непрерывно росла. Продуктивными оказались горизонты юрской системы, содержащие залежи легкой нефти.
В 1913 г. в промышленную разработку вступила вторая нефтеносная площадь Эмбенского района — Макатская. В отдельных скважинах суточные добиты легкой нефти фонтанированием достигали 490—500 т. Продуктивными горизонтами на Манате являются горизонты, аналогичные Доссорской площади.
На Доссорской и Макатском месторождениях промышленные залежи нефти, как выяснилось в дальнейшем, оказались приуроченными к солянокупольным структурам.
В дореволюционное время в сравнительно небольших объемах добыча нефти производилась в Ферганской области и в Закаспии — на острове Челекен.
Нефтяные месторождения в Ферганской области располагались тогда только в предгорьях хребтов, окаймляющих Ферганскую долину. Они подразделялись на три группы: 1) северную — в составе месторождений: Майли-Сай, Питэу-Сай, Энкуним-Сай, Шина-Сай, Майли-Су, Кульмен; 2) восточную — в составе месторождений: Чангыртащ, Такебель и 3) южную —в составе месторождений: Чимионское, Риштанское, Шор-Су, Сель-Рохо и Таш-Риват. Залежи нефти подчинены породам миоцена — представленным так называемым ферганским ярусом.
Из всех этих месторождении наибольшее промышленное значение имели лишь месторождения Чимион и Сель-Рохо. Первое, представляющее очень узкую антиклинальную складку с крутопадающими крыльями, начало разрабатываться с 1904 г. Оно по 1913 г. дало около 300 тыс. т нефти. Второе месторождение вступило в промышленную разработку в 1909 г., и по 1915 г. здесь было добыто около 65 тыс. т нефти. Развитие добычи нефти в Ферганской долине характеризуется невысокими показателями.
Несколько более благоприятным в дореволюционное время оказалось развитие добычи нефти в Закаспийской области, сосредоточенной тогда главным образом на острове Челекен. Залежи нефти приурочиваются здесь к так называемой красноцветной толще плиоцена, являющейся стратиграфическим аналогом продуктивной толщи Бакинского района. Эти отложения на острове Челекен сложены в антиклинальную складку, разбитую весьма сложной системой сбросовых (дизъюнктивных) нарушений.
Добыча нефти на Челекене производилась местными жителями издавна. Первые же попытки добывать здесь нефть с помощью буровых скважин были сделаны в 1872—1883 гг. неким Палашковским, но все они окончились неудачами. C 1876 г. поисками промышленных залежей нефти на Челекене начала заниматься бакинская фирма Нобеля, которая добилась успеха только в 1907 г., когда из одной разведочной скважины ударил нефтяной фонтан. Этот год и является началом промышленной разработки на острове, усилившейся после получения здесь новых фонтанов. Наиболее эффективным был 1911 г., когда было добыто 218,0 тыс. от нефти. Это была рекордная добыча. В последующем она начала неуклонно снижаться и в 1917 г. составила всего 32 тыс. от.
Кроме перечисленных районов, поиски нефтяных месторождений в царской России производились и в Ухтинском районе, на Крайнем Севере европейской части. Эти поиски, как мы подробно осветили в вводном разделе настоящей работы, не привели к положительным результатам, и летом 1917 г. они были полностью прекращены как совершенно бесперспективные. В дореволюционное время в Ухтинском районе не было открыто ни одного месторождения нефти (и газа).
Таковы результаты поисков и разведки промышленных месторождений нефти на обширнейшей территории царской России. Как мы видели, эти результаты выглядят весьма убого. Практически они не смогли даже восполнить падения добычи нефти на старых нефтеносных площадях, особенно в Бакинском районе. Для этого района в предвоенный период (до первой мировой войны) и в годы войны характерно падение добычи нефти, несмотря на значительное увеличение числа эксплуатирующихся скважин и рост цен. Помимо низкой эффективности поисков, это объяснялось еще и свойственным капиталистической системе несовершенством организации промышленности царской России.
Весьма характерной является оценка создавшегося положения И.М. Губкиным. В статье «Роль геологии в нефтяной промышленности», опубликованной в 1918 г., он писал: «И вот теперь, после 47 лет эксплуатации Бакинских месторождений, когда сказались яркие признаки их истощения, можно с уверенностью сказать, что не ум и знания руководили «практическими деятелями» при разработке этих богатейших недр, а только одна жажда наживы, не пощадившая национального богатства в погоне за фонтанами, ярко охарактеризованная хищнической разработкой нефтяных залежей и полным пренебрежением к геологическим указаниям».
В связи с отмеченными явлениями падения добычи нефти стали возникать различные проекты оздоровления нефтяной промышленности, вплоть до организации разработки и эксплуатации части казенных нефтеносных участков средствами и силами государства с целью поставки нефти на казенные железные дороги, военный флот и т. д.
Временное правительство, пришедшее на смену царизму, также оказалось не в состоянии разрешить и урегулировать нефтяной кризис в стране. Добыча нефти катастрофически падала, требуя быстрых, решительных и безотложных мер.
Эти мероприятия и наметил В.И. Ленин в сентябре 1917 г. в своей статье «Грозящая катастрофа и как с ней бороться». Отмечая, что «... Россия одна из богатейших стран в мире по запасам жидкого топлива», он предлагал для предупреждения грозящей стране неминуемой катастрофы немедленно провести национализацию нефтяной промышленности.
«Возьмите нефтяное дело, — писал Владимир Ильич. — Оно «обобществлено» уже предшествующим развитием капитализма в гигантских размерах. Пара нефтяных королей — вот кто ворочает миллионами и сотнями миллионов, занимаясь стрижкой купонов, собиранием сказочных прибылей с «дела», уже организованного фактически, технически общественно в общегосударственных размерах, уже ведомого сотнями и тысячами служащих, инженеров и т. д. Национализация нефтяной промышленности возможна сразу и обязательна для революционно-демократического государства, особенно когда оно переживает величайший кризис, когда надо во что бы то ни стало сберегать народный труд и увеличивать производство топлива».
Временное правительство, оберегавшее и полностью выражавшее только интересы буржуазии, не могло, конечно, вступить на путь национализации промышленности в нашей стране. Это сделала только советская власть — вскоре же после Великой Октябрьской социалистической революции.