Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




15.09.2020


15.09.2020


15.09.2020


04.09.2020


03.09.2020


03.09.2020


21.08.2020


05.08.2020


05.08.2020


05.08.2020





Яндекс.Метрика
         » » Геологические исследования на Апшеронском полуострове и прилегающих площадях с 1847 по 1903 гг.

Геологические исследования на Апшеронском полуострове и прилегающих площадях с 1847 по 1903 гг.

09.11.2017

Основу геологии нефти в применении к рациональной разработке нефтяных месторождений составляет знание в совершенстве: 1) сводного литолого-стратиграфического разреза месторождении с выделением всех вскрытых нефтеносных (и газоносных) пластов и горизонтов; 2) структурной формы залегания этих пластов, т. е. тектоники месторождения с установлением при наличии распространения дизъюнктивных нарушений и 3) местоположения, формы и размеров залежи нефти (и газа) по каждому из промышленных пластов (и горизонтов) месторождения.
Нa Апшеронском полуострове первые попытки, но увенчавшиеся однако успехами, выделения и прослеживания нефтеносных пластов и составления сводного разреза путем сопоставления разрезов отдельных буровых скважин, были сделаны на Балаханской и Сабунчинской площадях еще в 1879—1880 гг. Л.Ф. Бацевичем, геологом Кавказского горного управления.
До этого, в 1817 г. первые геологические исследования на нефтяных месторождениях Бакинского района начал проводить Г.В. Абих, профессор Юрьевского, ныне Тартуского университета, получивший затем звание академика Российской академии наук. В результате позднейших (1803 г.) исследований, он составил первую геологическую карту Ашперонского полуострова в масштабе 1 : 42 000 и установил, как отмечалось выше, связь промышленных скоплений нефти со сводами антиклинальных складок нефтеносных пластов. Эта связь впоследствии получила широкое признание в виде антиклинальной теории скопления (залегания) нефти в земной коре.
Свои представления о приуроченности промышленных скоплений нефти к сводам антиклинальных складок Г. Абих подкреплял проведенными им наблюдениями не только на Балаханской площади, но и на острове Святом (ныне остров Артема) и на Биби-Эйбатскон площади. В отношении острова Артема он писал: «Эта область также образовалась по оси антиклинального залегания пластов песчаника и песчано-глинистого мергеля». И далее продолжал: «Другой центр образуют нефтяные источники Биби-Эйбата или Баи-лова. В бухте этого же имени выявляется с особенной ясностью и отчетливостью местная связь нефти них и газовых источников с осью антиклинальной дислокации молассовых пород в подошве Каспийского ракушнякового известняка».
Он считал, что все известные скопления нефти находятся во вторичном залегании и «что прежде чем скопиться в крупную залежь, жидкие и газообразные углеводороды мигрируют на значительное расстояние от места своего возникновения».
Наиболее четко свои идеи о происхождении нефти Г. Абих изложил в упомянутой работе 1863 г., в которой, стремясь видеть во всех геологических процессах свидетельство действия «вулканических сил», он приписывал генезис углеводородов влиянию магматических факторов. Однако в отличие от представлений М.В. Ломоносова о происхождении нефти из каменного угля, он считал, что углеводородные соединения образовались из битуминозных сланцев и мергелей под влиянием высокой температуры и действия водяных паров.
«Нельзя, — писал Г.В. Абих, — рассматривать углеводородные соединения грязевых вулканов как продукты еще продолжающегося, под влиянием калильного жара, процесса разложения каменноугольных пластов. Исследования, наоборот, становятся на твердую почву, если углеводородные соединения рассматривать как выделения из битуминозных сланцев и мергелей, имеющих место под влиянием высокой температуры и действия водяных паров».
Его не смущало отсутствие подобных нефтематеринских битуминозных сланцев и мергелей в пределах каспийской береговой области, так как он считал вполне достаточным наличие их в горах, которые ограничивают с юга и с запада Прикуринскуто низменность. Рекой Курой они прорезываются около Тбилиси.
«От Тифлиса, — продолжал Г.В. Абих, — начинаются первые битуминозные выпоты, которые однако скоро вместе с производящими их сланцами и песчаниковыми пластами исчезают под молассовыми отложениями и делювием, но их можно проследить с интервалами до самого Каспийского моря».
Важно отметить совершенно правильные с современной точки зрения представления Г.В. Абиха о генетической взаимосвязи газообразных и различных жидких углеводородов Апшеронского полуострова и об аккумуляции их здесь в пористых пластах-коллекторах нефтяных месторождений в виде залежей.
Так, в цитированной выше работе он по первому из этих вопросов пишет следующее: «Геологические выводы и непосредственное наблюдение убеждают, что существует постепенный переход от горючего газа к белой нефти, а с понижением относительной температуры жидкости — из последней в нефть, называемую полубелою, в свою очередь незаметно переходящую в черную, которая, оставаясь на земле, постепенно превращается в кир».
По второму вопросу — об образовании залежей нефти в результате аккумуляции ее в пористых пластах-коллекторах, Г.В. Абих констатировал, что в процессе миграции «...нефть достигает осадков рыхлых песчаных почв, проницаемых для нее...», благодаря чему «...само собой является предположение об образовании огромных вместилищ или даже целой системы резервуаров».
Интересным является допущение Г.В. Абиха о том, что миграции (перемещению) жидких углеводородов в земной коре способствует наличие в них газа. Он считал, что газ движется к поверхности по трещинам и другим путям в недрах земли.
Вывод Г.В. Абиха о том, что подземными вместилищами нефти являются пористые пласты-коллекторы следует признать важным для того времени научным открытием, имевшим огромное практическое значение. Важность его, во-первых, заключалась в прогрессивности представлений о залежах нефти, так как современники Г.В. Абиха как в России, так и за рубежом, считали, что нефть в недрах земной коры скапливается в трещинах, кавернах, пещерах и других подземных пустотах. Во-вторых, признание приуроченности промышленных скоплений нефти к пористым пластам-коллекторам подводило прочный фундамент под теоретические основы нефтяной геологии, давая возможность геологам-нефтяникам прогнозировать результаты бурения, пользуясь при этом определенными структурными и палеогеографическими построениями.
К сожалению, изложенный вывод Г.В. Абиха нe получил надлежащего распространения и только благодаря влиянию Д.И. Менделеева позже был широко признан.
В этой связи интересно отметить глубокое понимание великим русским химиком принципиальных основ нефтяной геологии. Так, разделяя полностью точку зрения Г.В. Абиха о насыщении нефтью пор песчаных пластов-коллекторов, Д.И. Менделеев указывал на необходимость осуществлять «систематическое и с полным знанием дела ведение расследований о напластованиях, имеющих место на нефтяной площади».
Работавшие после Г.В. Абиха на Апшеронском полуострове геологи Кавказского горного управления не только не продолжали его замечательных работ по изучению процессов миграции нефти и условий формирования ее залежей, но даже не проводили исследований по изучению уже разрабатывавшихся тогда залежей нефти. Этим изучением конкретно стал заниматься только Д.В. Голубятников, начавший свои исследования в Бакинском районе, как уже отмечалось, с 1903 г.
Все свое внимание геологи горного управления сосредоточивали на Апшеронском полуострове, главным образом, па составлении по наблюдениям на поверхности геологических карт отдельных эксплуатационных площадей без увязки их между собой.
Вслед за Бацевичем геологи горного управления А.И. Сорокин и С.Г. Симонович, а также И.Н. Барбот-де-Марни провели более детальные исследования на Апшеронском полуострове: они составили под названием «пластовых нарт» геологические карты Биби-Эйбатской, Сураханской и Бинагадинской нефтеносных площадей в масштабе 1:8400. Эти карты, за исключением Бинагадинской, не сопровождались профилями и нормальными (сводными) разрезами и поэтому по давали необходимого представления о строении недр исследованных площадей и тем более — о залегании нефтеносных пластов. По этой причине они и не нашли в дальнейшем практического применения.
К этому времени относятся исследования Я. Шегрена на Апшеронском полуострове, который выделил на палеофаунистической основе в разрезе полуострова следующие серии отложений:

«Разрез этот, — отмечает М.В. Абрамович, — страдает от разрывов, пробелов между отдельными сериями, причем местоположение и характер контактов между этими сериями и мощность последних остаются неизвестными».
Летом 1895 г. к изучению стратиграфии Бакинского и Шемахинского районов приступил И.И. Андрусов, который дал следующий разрез для исследованной им территории, непосредственно примыкающей к Апшеронскому полуострову с запада и северо-запада:
1) бакинский ярус,
2) апшеронский ярус,
3) понтический ярус,
4) меотический ярус,
5) глины и песчаники, параллелизующиеся с «нефтяной серией» Апшерона,
6) сумгаитская серия (по Я. Шегрену),
7) меловые отложения с белемнитами.
Разрез Н.И. Андрусова, как и разрез Я. Шегрена, сильно страдал схематичностью, разрывами между отдельными ярусами: ошибочно акчагыльские слои были отнесены к меотическому ярусу. Однако оба разреза оказали огромную услугу развитию геологических знаний, благодаря тому, что были составлены на базе палеофаунистических данных л могли быть положены в основу дальнейшей детализации и уточнения.
В этом отношении особенно ценными были исследования Н.И. Андрусова, который, выделив в приведенном выше разрезе меотический и понтический ярусы, впервые установил связь между разрезом третичных отложений восточной части Азербайджана и стратиграфическим стандартом.
К сожалению, последующие исследователи, в частности, геологи Кавказского горного управления A. Коншин и И.И. Лебедев, не придали должного значения палеофаунистической характеристике разрезов Шегрена и Андрусова и по этой причине их разрезы оказались стратиграфически несвязанными.
Большая заслуга А. Коншина перед нефтяной геологией заключается в том, что он в 1894 г. впервые на Апшеронском полуострове составил геологические профили Балахано-Сабунчино-Рамацинской нефтеносной площади, однако, не по разрезам скважин, а «схематически, исходя из общих представлений об условиях залегания слоев». Хотя нефтеносные пласты на этих профилях не были конкретно выделены и стратиграфически увязаны, построение их профилей составило большой шаг вперед.
Важно отметить, что на профилях А. Коншина глубже основной нефтеносной свиты были показаны «пустые, водоносные пески», отвечающие по современной стратиграфии песчаным отложениям балаханской свиты верхнего отдела продуктивной толщи ниже VI пласта. Эти «пустые, водоносные пески» составляли, по прежним представлениям, подошву промышленной разработки Балахано-Сабунчино-Раманинской нефтеносной площади, характеризуясь наличием высоконапорной воды.
Вскрытие этой воды представляло весьма серьезную угрозу, так как обычно приводило к обводнению целой группы соседних продуктивных скважин и выходу их из строя. Поэтому предварительное установление при бурении новых скважин глубины залегания «пустых, водоносных песков» в различных точках (пунктах) упомянутой площади являлось в дореволюционный период основным практическим вопросом ее разработки.
Попытку дать стратиграфическую увязку геологическому разрезу нефтеносных площадей Ашперонского полуострова мы находим в дальнейшем только в статье Л.Ф. Бацевича. Ссылаясь на А.И. Сорокина, как на автора, он приводит следующее описание разреза:

Как видим, балаханский ярус — богатейшая нефтеносная песчано-глинистая серия отложений, согласно данным приведенного выше разреза, как и в разрезе Я. Шегренa, был отнесен к олигоцену. Это было сделано только на основании находки С.Г. Симоновичем в песках Балаханского яруса фораминифер олигоценового возраста. Совершенно не задаваясь вопросом, не являются ли эти фораминиферы вместе с зернами минералов переотложенными, он ошибочно отнес балаханский ярус (серию) к олигоцену.
Создается впечатление, что уточнению стратиграфического положения и возраста нефтеносной толщи геологи Кавказского горного управления не придавали особенного значения. Нельзя при этом не отметить, что они не проводили также никаких исследований и в области изучения разрабатывавшихся на Апшеронском полуострове залежей нефти, практически не интересуясь выяснением их формы, особенностей, размеров, условиями формирования и проч. «За весь период времени с начала роста нефтедобывающей промышленности до начала работ Голубятникова на Биби-Эйбате не было накоплено знаний о залежах Апшеронского полуострова» — отмечает М.В. Абрамович.
Только после того как Д.В. Голубятников приступил в 1903 г. к геологическим исследованиям на Биби-Эйбатской площади, а затем на других площадях Апшеронского полуострова, начали складываться первые конкретные представления о форме, размерах, положении и проч. разрабатывавшихся здесь залежах нефти. В результате этого, как мы уже отметили Д. В. Голубятников подтвердил приуроченность здесь промышленных скоплений нефти к сводам антиклинальных складок и укрепил основные положения антиклинальной теории.
Ниже мы подробно остановимся на освещении геологических исследований Д.В. Голубятникова на Апшеронском полуострове, которые являются лучшими страницами дореволюционной истории изучения нефтяных месторождений Азербайджана, а сейчас укажем, как это правильно подчеркнул M.В. Абрамович, что основной причиной невнимания к своего рода равнодушия, проявленных геологами горного управления к исследованию нефтеносной толщи и заключающихся в ней богатейших залежей нефти, объясняется отнюдь не отсутствием понимания необходимости этого, а недооценкой важности этой задачи со стороны Горного управления, опекавшего интересы государства, во-первых, и, во-вторых, отрицательными сторонами капиталистической системы производства, при которой территория нефтяного месторождения была раздроблена на мелкие частнособственнические участки. Увязка данных и результатов бурения в этих условиях представляла непреодолимые для геологов того времени препятствия и приводила практически к невозможности использовании разрезов пробуренных скважин.
Эти разрезы к тому же отличались весьма низким качеством, затруднявшим использование их для необходимых сводок и геологических обобщений.
Для ясности оценки проделанной в первые годы национализации нефтяной промышленности работы но изучению и сводке разрезов скважин, пробуренных в дореволюционное время, о которой упоминалось выше, следует сказать, что согласно Горному устану при бурении скважин должен был составляться буровой журнал, в котором записывались сведения о пройденных породах, проявлениях нефти, газа и воды, креплении ствола скважины обсадными трубами и т. п. Относительно же номенклатуры, описания горных пород и контроля за этим описанием устав никаких указании не содержал, поэтому записи в буровых журналах о пройденных породах в подавляющем большинстве случаев делались кое-как, безответственно, часто просто со слов бурового мастера или его помощника, а глубины, на которых начинались те пли иные пласты, записывались наобум. Тщательно регистрировались в буровом журнале только глубина, до которой доходило долото при замере забоя скважины в процессе бурения, а также глубина, на которую были спущены обсадные трубы.
Помимо составления бурового журнала, Горный устав обязывал нефтепромышленников иметь еще для каждой пробуренной скважины графический разрез, составлявшийся маркшейдером Горного округа и называвшийся поэтому маркшейдерским.
Составлялись эти разрезы по данным бурового журнала, но с раз личными обобщениями и упрощениями, делающими их совершенно непригодными для сводки и составления профилен. Кроме того, оформление этих разрезов было весьма неудачным и неудобным для пользования ими. Принятые, например, условные обозначения не выделяли достаточно ясно отличительных особенностей пород, а масштаб был настолько крупным (1:168 почти 6 мм на м), что разрез терял наглядность. К тому же колонка разреза помещалась не с края листа, а в середине, что затрудняло и практически исключало возможность их сопоставления.
«Исследователю, который поставил бы перед собой задачу изучить геологическое строение нефтяных месторождении Апшеронского полуострова, — отмечает но этому поводу М.Б. Абрамович, распределение в недрах пластов и т. д. пришлось бы начать с составления заново разрезов скважин по данным суровых журналов и вычерчивания этих разрезов».
Подобная, огромная но своим размерам работа была начата Д.В. Голубятниковым на Биби-Эйбатской площади в 1904 г. и закончена при участии автора в первые годы после национализации нефтяной промышленности. В этой работе использовались маркшейдерские разрезы, хранившиеся в конторах фирм.
Н. Соколовским и геологами Горного управления А. Коншиным и Л. Бацевичем были сделаны попытки провести подсчеты запасов нефти на Балахано-Сабунчино-Раманинской площади Апшеронского полуострова. Однако эта задача при отсутствии конкретных представлений, не говоря уже о фактических данных по размерам и местоположению отдельных залежей нефти, в действительности оказалась невыполнимой. Подсчеты запасок делались упомянутыми исследователями или исходя из данных добычи с одной десятины (А. Копшин), или па основании элементарных расчетов, в основу которых были положены данные об объеме нефтенасыщенных пластов, пористости и степени пропитанности их нефтью (Л. Бацевич).
«Основной недостаток этого исчисления тот, — отмечает И.М. Губкин, — что ни Коншину, ни Бацевичу не было известно количество всех нефтяных пластов месторождения, которое не было разведано до своего «дна».
Поэтому все проведенные подсчеты оказались весьма далекими от действительности. Так, по данным А. Коншина запасы нефти в недрах Балахано-Сабунчино-Раманинского и Биби-Эйбатского месторождения были оценены к 13440 млн. пудов (около 220 млн. т); фактически же за время с 1882 по 1916 гг. было уже добыто 12700 млн. пудов (около 210 млн. т). Бацевич подсчитал общие запасы нефти только для Балахано-Сабунчино-Раманинского месторождения в 16000 млн. пудов (около 260 млн. т), однако и эта цифра была мало обоснована.
«Все эти подсчеты запасов, — отмечает М.В. Абрамович, — основаны на ряде произвольных допущений, авторы даже не задавались вопросом о возможности настоящей оценки запасов в условиях разработки залежей, разделенных на мелкие участки сотнями предприятий».
Между прочим Д.В. Голубятников по этой же причине не предпринимал в дореволюционное время попыток произвести подсчет запасов нефти на месторождениях Апшеронского полуострова. Эту работу он выполнил только после национализации нефтяной промышленности.
Таким образом, мы видим, что до начала исследований в Бакинском районе Д.В. Голубятниковым, вопросы формы залежей и распределения в них нефти, газа и воды не являлись объектами самостоятельных исследований и если в отдельных случаях они и затрагивались в специальной литературе того времени, то только вскользь.