Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




15.09.2020


15.09.2020


15.09.2020


04.09.2020


03.09.2020


03.09.2020


21.08.2020


05.08.2020


05.08.2020


05.08.2020





Яндекс.Метрика
         » » Геологические исследования на Апшеронском полуострове и прилегающих площадях с 1903 по 1913 гг. (включительно) и зарождение основ нефтепромысловой геологии

Геологические исследования на Апшеронском полуострове и прилегающих площадях с 1903 по 1913 гг. (включительно) и зарождение основ нефтепромысловой геологии

09.11.2017

В 1903 г. к геологическим исследованиям на Апшеронском полуострове приступил Д.В. Голубятников.
В настоящее время мы располагаем работой М.В. Абрамовича, специально посвященной жизни и деятельности Д.В. Голубятникова, в которой описывается вся история его геологических исследовании нефтеносных площадей Апшеронского полуострова.
В своей работе М.В. Абрамович отдает должное исследованиям Д.В. Голубятникова и справедливо отмечает, что «первые же шаги знакомства с историей развития знаний по геологии нефтяных месторождении Азербайджана показывают, что в начале нашего века она в главной части представляет историю деятельности Д.В. Голубятникова».
Свои исследования на Апшеронском полуострове Д.В. Голубятников начал со знакомства с Биби-Эйбатской и Бинагадинской площадями, для которых были изданы детальные геологические карты, а также с обнажениями пород в Ясамальской долине. Предварительное ознакомление сразу же показало, что имеющиеся данные значительно расходятся с действительностью. Так, на Биби-Эйбатской площади плиоценовые слои с типичной фауной апшеронского яруса были показаны на карте А. Сорокина и С. Симоновича (1887) олигоценом, а на карте Л. Бацевича миоценом. На картах Апшеронского полуострова, составленных Я. Шегреном и Н. Лебедевым плиоцен местами также был показан олигоценом. Необходимо было составить надежную геологическую основу: сводный стратиграфический разрез и геологическую карту. Д.В. Голубятников и поставил перед собой трудную для того времени задачу — создать подобную основу.
Интересно отметить, что мощную толщу отложений, которой на эксплуатационных площадях Апшеронского полуострова были подчинены нефтеносные пласты и которой Я. Шегрен присвоил название «балаханской серии», Д.В. Голубятников называл по-разному — толщей песков, песчаников и известковистых глин с пресноводными моллюсками, нефтеносной, продуктивной, пресноводной и немой толщей. Впоследствии он стал придерживаться названия «продуктивная толща», которое сделалось общепринятым.
В 1903 г. Д.В. Голубятников уже дал первый набросок стратиграфического разреза Апшеронского полуострова. Этот разрез хотя и отличался схематичностью и пробелами в отношении точного установления границ (кровли и подошвы) некоторых свит, представлял собой большой шаг вперед.
Другим важнейшим достижением Д.В. Голубятникова в ходе его дальнейших работ на Биби-Эйбатской площади явилось изображение тектонического строения недр при помощи карт подземного рельефа по залеганию определенного примечательного пласта или горизонта, т. е. при помощи структурных карт в современном понимании. Эти карты иллюстрировались системой геологических профилей.
Выше упоминалось, что геологи Кавказского горного управления составляли так называемые «пластовые карты», которые по существу представляли собой обычные геологические карты, притом без профилей, уточняющих строение площади, характер и особенности залегания нефтеносных и водоносных пластов. Поэтому карты не могли иметь практического применения.
Между тем резко возросшие глубины бурения, усложнившиеся условия вскрытия нефтеносных горизонтов и необходимость надежной изоляции их от мощных водоносных притоков настоятельно требовали помощи геологов в деле успешного разрешения практических задач. Однако ни составители «пластовых карт», ни учреждения, ими представляемые, не имели практически никакого понятия о том, какую помощь эти карты могут оказать нефтяной промышленности. «Даже геологи Геологического комитета, — отмечает М.В. Абрамович, — не представляли себе в те времена, какие графические изображения строения недр могли бы помочь решать задачи подобного рода».
И только Д.В. Голубятников при геологических исследованиях Биби-Эйбатской площади па Апшеронском полуострове и независимо от него И.М. Губкин на Нефтяно-Ширванской площади Майкопского района первыми применили замечательный способ изображения подземного рельефа с помощью структурных карт, получивший в настоящее время исключительно широкое распространение. Детальные нормальные разрезы и геологические профили с показанием отдельных нефтеносных и водоносных пластов, прилагаемые к картам подземного рельефа, прекрасно иллюстрировали глубинное строение недр эксплуатационных площадей и помогали C успехом решать важные задачи бурения эксплуатационных скважин на разрабатывавшихся площадях.
На Биби-Эйбатской площади Д.Б. Голубятников в 1904 г. открыл в центральной части площади слоистые глины, залегающие над продуктивной толщей, с типичной акчагыльской фауной. Благодаря этому была обоснована параллелизация разреза острова Челекен с разрезом Апшеронского полуострова.
Отложения продуктивной толщи на Биби-Эйбате Д.В. Голубятников начал изучать по разрезам скважин, которые составлялись по данным буровых журналов, в масштабе 1:840 (10 сажен в дюйме).
По выработанной Д.В. Голубятниковым методике составление разрезов скважин по буровым журналам продолжалось из года в год и было закончено в первые годы после национализации нефтяной промышленности на всех промысловых площадях Апшеронского полуострова. Даже условные обозначения и масштаб были приняты при этом по Д.В. Голубятникову.
Как мы сказали выше, судить но данным бурового журнала о более или менее точной глубине залегания и о мощности какого-либо определенного пласта практически не представлялось возможным.
Поэтому Д.В. Голубятников в целях уточнения этих данных нашел необходимым па месте знакомиться с материалами, доставляемыми бурением. Он исследовал отбираемые при бурении скважин породы и поручал коллекторам собирать образцы этих пород.
В результате выяснилось, что целесообразно и более правильно-прослеживать по разрезам буровых скважин не отдельные пласты, а целые их группы или свиты, отличающиеся своей общностью или своими особенностями, руководствуясь при этом только некоторыми наиболее характерными опорными (маркирующими) пластами. Чаще всего такими маркирующими отметками служили контакты пластов различного литологического состава, которые сравнительно четко удавалось установить по записям в буровых журналах.
Первым крупным успехом в этой работе было установление в разрезе Биби-Эйбата крепкого сравнительно большой мощности песчаника, практически всегда улавливаемого при бурении по замедлению проходки и иногда даже по поломке штанг. Этот песчаник по современной стратиграфии залегает в подошве сураханской свиты. Он обычно просто устанавливается еще и потому, что подстилается непосредственно мощной легко и быстро проходимой ударным бурением глинистой пачкой. Благодаря этому контакт песчаника и подстилающей его глины отбивался по буровым журналам относительно точно.
Подошву этого пласта песчаника Д.Б. Голубятников избрал опорной поверхностью при составлении первой структурной карты Биби-Эйбатской площади, упоминавшейся выше.
Легко видеть, что он применил в то время метод характеристики литологического состава проходимых в скважине отложений но крепости пород и скорости проходки. Этот метод в тридцатых годах текущего столетия получил название механического каротажа скважин. Он имел особенно широкое распространение в тот период, когда при электрическом каротаже скважин снималась только одна диаграмма сопротивления р, а о диаграмме спонтанной поляризации (ПС) еще не имелось никакого представления. Вот тогда, чтобы определить, отвечают ли повышенные сопротивления пескам и рыхлым песчаникам, насыщенным нефтью (или газом), или пластам известняков (или доломитов) и применялся механический каротаж, который по скорости проходки, представленной в виде диаграммы в одном масштабе с электродиаграммой, давал ответ, чему собственно отвечают повышенные сопротивления на диаграмме электрического каротажа - нефтегазонасыщенным пескам или известнякам.
Таким образом, как правильно отмечает М.В. Абрамович, Д.В. Голубятников первым из геологов, работавших на нефтеносных площадях Апшеронского полуострова, открыл путь к составлению по данным буровых журналов разрезов продуктивной толщи, применимых на практике для составления сводного разреза, профилен и структурных карт. Для того времени это было огромное достижение, заметно упрочившее положение нефтяной геологии и резко приблизившее геологов-нефтяников к непосредственному разрешению практических задач, возникавших в процессе бурения скважин и разработки нефтяных месторождений.
По этому пути пошли в дальнейшем бакинские геологи-нефтяники в первые годы после национализации нефтяной промышленности, создав богатую школу нефтепромысловой геологии, которая под названием бакинской школы послужила прекрасным примером для успешной организации геологического обслуживания нефтяных месторождений в других нефтеносных районах нашей страны.
Большое внимание Д.В. Голубятников уделил грязевым вулканам. При этом, разделяя точку зрения Г.В. Абиха на связь их с подземными скоплениями нефти и газа и дизъюнктивными нарушениями, он пошел дальше, и но обломкам пород, выброшенных при извержениях вулканов, пытался определить нефтегазоносность отложений, которым принадлежали эти обломки.
В 1905 г. он начал геологические исследования Сураханской площади, где тогда налаживалась эксплуатация газовых залежей в низах апшеронского яруса, а также острова Святого.
В результате этих исследований появилось в 1908 г. описание Бураханской площади, в пределах которой было установлено наличие «широкой и короткой синклинали» между юго-восточным периклинальным погружением Балахано-Сабунчино-Раманинскои складки и самостоятельной Сурахаяской брахиантиклиналью, осложненной системой сбросовых нарушений, видимых на поверхности. По трещинам этих нарушений на своде складки известная здесь белая нефть я уже добывающийся газ, по мнению Д.В. Голубятникова, «пришли с глубины». На основании данных бурения скважин, вскрывших неглубокие нефтегазоносные пласты, он и сделал весьма важный для того времени вывод о наличии на Сураханской площади промышленных залежей темной нефти в более глубоко залегающих пластах и горизонтах. Вскоре это допущение полностью подтвердилось.
Интересно отметить, что исследования на Сураханской площади и на острове Святом привели его к окончательному, подчеркнутому нами выше, выводу о том, что промышленные залежи нефти формируются в пределах антиклинальных складок в результате ее миграции по трещинам. Поэтому он считал, что пласты насыщены нефтью на Биби-Эйбате, в Сураханах и на острове Святом только там, где они сложены в складки и разбиты сбросовыми трещинами.
В 1909 г. Д.В. Голубятников начал проводить геологические исследования на Балахано-Сабунчино-Раманинской площади и одновременно осуществлял руководство составлением при помощи канав непрерывного разреза продуктивной толщи в Ясамальской долине на обнажающейся здесь па восточном крыле Аташкинской складке. Вскрытая мощность продуктивной толщи составила 1380 и, причем выяснилось, что ее непосредственно подстилал не спириалисоный горизонт, как до этого считалось, а неизвестная еще глинистая свита, получившая тогда временное наименование надспириалисовой. Только в 1913 г., явившимся своего рода важной датой в истории геологических исследований на Алшеронском полуострове, когда здесь начал своп работы И.М. Губкин, была точно установлена стратиграфия этой глинистой свиты. И.М. Губкину в Сумгаитском районе, а Д.В. Голубятникову — в Бинагадинском районе удалось найти в аналогах отмеченной свиты понтическую фауну. Помимо этого, Д.В. Голубятников нашел еще в Масазырском районе и на хребте Шабандаг сарматскую фауну. C этого времени и был окончательно установлен плиоценовый возраст как продуктивной толщи Апшеронского полуострова, так и залегающего в ее кровле акчагыльского яруса. Теперь кровля и подошва богатейшей в мире толщи нефтеносных пластов получили на Апшеронском полуострове свое твердое научное обоснование.
Изучение сплошного разреза продуктивной толщи в Ясамальской долине в 1909 г. привело Д.В. Голубятникова к весьма важным в научном и практическом отношениях открытиям. Во-первых, он установил, что песчаный в основном разрез балаханской свиты, являвшейся тогда стратиграфически наиболее глубоким объектом, вскрытым на старых нефтеносных площадях Апшеронского полуострова, сменяется глинистым разрезом и, во-вторых, наглядно представил себе, что продуктивная толща «отложилась, по-видимому, за очень короткий промежуток времени».
Особенно важным в практическом отношении было установление смены песчаных пластов балаханской свиты глинистым разрезом, так как оно явилось предвестником вскрытия па старых нефтеносных площадях нижнего отдела продуктивной толщи. Вскоре это вскрытие фактически и произошло на Балаханской площади. Оно ознаменовало собой новый этап в разработке нефтяных месторождений Aпшeронского полуострова, получивший особенно мощное развитие поели национализации нефтяной промышленности. Он привел к возрождению былой славы нефтеносных площадей Бакинского района и составил, как увидим ниже, основу интенсивного развития Азербайджанской нефтяной промышленности.
Интересно отметить, что в 1909 г. имя Д.В. Голубятникова стало уже известным среди зарубежных геологов и химиков, занимающихся вопросами нефти. К. Энглер и Г. Гефер обратились к нему с просьбой дать для издававшегося ими многотомного энциклопедического труда «Нефть» («Das Erdol») очерк по геологии Апшеронского полуострова, и отдельных его месторождений, что он и выполнил.
В 1910 и 1911 гг. Д.В. Голубятников продолжал геологические исследования на Балахано-Сабунчино-Раманинской площади, расширив здесь первоначально намеченную программу путем включения в нее изучения свойств нефти и воды различных пластов и горизонтов, а также наблюдений за проявлением обводнения отдельных скважин.
Последнее вызывалось необходимостью установления источников обводнения скважин «обводнительниц» для разработки мероприятий по борьбе с угрожающе усилившимся обводнением нефтеносных горизонтов, в первую очередь на Балахано-Сабунчнно-Раманинской площади. В этом отношении Д.В. Голубятников проявил огромную инициативу и энергию. Главнейшей из причин обводнения была, по его заключению, корыстная погоня за фонтанами на неразведанных глубинах без знания разреза месторождения и характера распределения притоков нефти и воды. В этой погоне вскрывались высоконапорные воды в нижней часты балаханской свиты, которые совершенно но изолировались в скважинах, вскрывших водоносные притоки. Подобные скважины «обводнительницы» и являлись источниками обводнения выше залегающих продуктивных нефтеносных горизонтов сабунчинской и верхов балаханской свит.
Для наиболее полного представления о значении геологических работ, проведенных Д.В. Голубятниковым на Балахано-Сабунчино-Гаманинской нефтеносной площади в деле дальнейших исследований на этой площади, необходимо сказать, что в результате изучения этой площади им был составлен здесь детальный разрез «продуктивной нефтеносной толщи пресноводных отложений», с помощью, в основном, искусственных обнажений на северо-восточном крыле складки и данных по разрезам пробуренных скважин.
Этот разрез был предложен нефтепромышленникам для внедрения в практику работ по бурению скважин на нефть в целях правильной эксплуатации нефтеносных спит и успешной изоляции цементом их друг от друга и от мощных притоков воды. В этом отзыве давался положительный ответ и на волновавший в то время нефтепромышленников вопрос, имеет ли смысл углубляться ниже вскрытых водоносных горизонтов в низах балаханской свиты. Этот ответ мотивировался тем, что кроме балаханской нефтеносной свиты «имеется еще и кирмакинская нефтеносная свита, отделяющаяся от балаханской... пустой промежуточной толщей песков-плывунов, около 100 саж. мощностью».
Следует отметить, что сведениями о кирмакинской нефтеносной свите Д.В. Голубятников располагал по данным П.Е. Воларовича, которому в 1907 г. было поручено Геологическим комитетом проведение исследований в пределах северной части Балахапской площади и непосредственно прилегающей к ней в северо-западном направлении Кирмакинской долины.
П.Е. Воларович изучил в Кирмакинской долине по обнажениям на поверхности разрез нижнего отдела продуктивной толщи и выделил в нем кирмакинскую свиту.
Изученная Д.В. Голубятниковым с помощью искусственных обнажений с дополнениями по разрезам буровых скважин мощность верхнего отдела продуктивной толщи на Балахано-Сабунчино-Раманинской нефтеносной площади составила 427,9 саженей (898,8 м), причем были выделены мощные пески с тонкими прослоями глин в верхней части, отвечающие «промежуточной толще, отделяющей балаханскую нефтеносную свиту пластов от кирмакинской», т. е. как надо понимать, «среднему отделу» продуктивной толщи. Нижний отдел продуктивной толщи именовался тогда, как мы уже отметили, кирмакинской свитой.
Позднее Н.И. Ушейкин выделил в этой свите (в нижнем отделе продуктивной толщи): надкирмакинскую глинисто-песчаную свиту (НКГ), надкирмакинскую песчаную свиту (HKH), собственно кирмакинскую (глинисто-песчаную тонко чередующуюся) свиту (КС) и подкирмакинскую (песчаную) свиту (ПК). Это подразделение нижнего отдела продуктивной толщи по литологически выдержанным пачкам оказалось очень удачным и полностью сохраняется в настоящее время.
В 1911 г. Д.В. Голубятников впервые изучил все нефтеносные горизонты верхнего отдела продуктивной толщи Балахано-Сабунчино-Раманинского месторождения и, главное, указал на перспективы промышленной нефтеносности нижнего отдела продуктивной толщи и рекомендовал вслед за П.Г. Воларовичем вести бурение на кирмакинскую нефтеносную свиту.
Спустя всего один год, как увидим ниже, эти прогнозы Д.В. Голубятникова полностью оправдались, и из нижнего отдела продуктивной толщи была получена первая промышленная нефть — предвестница возрождения старой Балахано-Сабунчино-Раманинской площади. Это возрождение произошло уже после национализации нефтяной промышленности, во второй половине двадцатых годов.
Д.В. Голубятников в 1912 г. открыл некогда действовавший в районе Зыха грязевой вулкан, который был размыт древнекаспийским морем. Это открытие с точки зрения освещения перспектив нефтеносности упомянутого района имело огромное практическое значение. Применяя свой метод изучения обломков пород, выброшенных вулканом при извержениях, Д.В. Голубятников обнаружил в брекчии зыхского ископаемого вулкана обломки песчаников продуктивной толщи, пропитанные нефтью.
Данное обстоятельство, естественно, решило в положительном смысле вопрос о наличии промышленных залежей нефти в недрах Зыхской площади. Доказательства этого вывода, сделанного Д.В. Голубятниковым в 1912 г., были получены уже после его смерти, когда богатые промышленные залежи действительно были вскрыты здесь на глубинах порядка 2500 м.
Помимо установления перспектив промышленной нефтеносности Зыхекого района, он рекомендовал в 1913 г. ряд других площадей на Апшеронском полуострове, весьма благоприятных для разведки с целью поисков залежей нефти, в том числе: Аташкинскую, Путинскую, к западу и юго-западу от ст. Эйбат и проч.
Наконец, в результате длительных экскурсий в Кобыстан, прилегающий непосредственно к Апшеронскому полуострову, и в Прикуринскую низменность, Д.В. Голубятников наметил здесь несколько перспективных на нефть участков, в частности — в районе Шихикая, к северу от горы Отманбоздаг и у восточного ее подножья (Карадагская площадь), и пришел также к выводу о полной благонадежности для поисков промышленных залежей нефти таких районов, как Мишовдаг, Кюровдаг и Бабазанан.
Таковы в целом были итоги плодотворной и разносторонней деятельности Д.В Голубятникова на территории Азербайджана по изучению здесь состояния и перспектив нефтеносности ряда старых и новых площадей. Они наглядно говорят о его серьезных заслугах перед геологией нефти и нефтяной промышленностью нашей страны.
Д.В. Голубятников, кроме того, впервые проводил систематическое изучение буровых вод (их химического состава и температуры), внедрял это изучение в повседневную практику, давал многочисленные консультации практического характера, направленные на улучшение состояния нефтяной промышленности и проч.
Теоретических проблем геологии нефти, в частности, вопросов происхождения нефти, Д.В. Голубятппков не касался или же затрагивал их вскользь.
«В первый год работ па Апшеронском полуострове Голубятников считал, — пишет по этому поводу М.В. Абрамович, — что нефть происходит из растений, в дальнейшем говорил о биогенном ее происхождении, примерно с 1910 г. уже совершенно не касался этой проблемы. Аутигенную нефть Голубятников, главным образом, видел в отложениях, подстилающих продуктивную толщу, но допускал ее и в нижних свитах этой толщи; в последние годы своих работ считал, что этот вопрос приходится оставить открытым».
В этом отношении И.М. Губкин пошел значительно дальше Д.В. Голубятникова. Он, наоборот, считал, что вопрос о происхождении нефти нельзя оставлять открытым. И это было правильно. Правильно потому, что знать, как произошла нефть (и газ), значит знать геологические условия и палеогеографическую обстановку, при которых протекал процесс ее образования. И, следовательно, знать места, где ее следует искать.
Как нам представляется, Д.В. Голубятников, ограничив свою-научную и практическую деятельность исследованием нефтяных месторождений, главным образом, Апшеронского полуострова и прилегающих площадей, т. е. сравнительно локальной территорией, характеризующейся наличием уже известных нефтяных месторождений и весьма богатых признаков нефтеносности, мог позволить себе возможность не заниматься вопросами происхождения нефти, а все свое внимание сосредоточить с научно-теоретических позиции нефтяной геологии только на изучении условий формирования нефтяных месторождений. И в этой области он для того времени достиг больших успехов.
Д.В. Голубятников имел определенные представления о процессе формирования залежей нефти. Он допускал, что этот процесс состоит в миграции нефти снизу но трещинам в сводовые части антиклинальных складок и в скоплении со в результате этого в песчаных пластах в промышленных количествах. Эти представления при сравнительно хорошем знании тектоники изученной территории и дали ому достаточно широкую возможность успешно предугадать наличие промышленных залежей на Сураханской, Путинской, Kaлинской и ряде других площадей на Апшеронском полуострове, в Кобыстане и в Прикуринской низменности.
И.М. Губкин же, напротив, с первых шагов своей практической и научно-теоретической деятельности готовился к решению задач в области нефтяной геологии в широко региональном масштабе, с охватом в своих представлениях практически всей территории пашей страны, всех существующих здесь геологических и геотектонических провинций, всех нефтеносных районов. Это наглядно можно видеть из содержания его первых статей: «К вопросу о задачах и методах исследовании нефтяных месторождений» и «Нефть», опубликованных в 1916 г..
В первой из этих статей, опубликованной в 1916 г. в журнале «Поверхность и недра», № 1, И.М. Губкин считает необходимым при исследовании месторождений полезных ископаемых, в том числе и при изучении нефтяных месторождений, «выяснение генезиса месторождения», что по его мнению, «достигается путем обобщения наблюдений при исследовании фактов и явлений и построения теоретических положений или гипотез о том, как и где возникло полезное ископаемое и какими путями оно попало в месторождение, если образование его произошло за пределами месторождения».
Генезису нефти, условиям формирования ее залежей и закономерностям распределения нефтяных месторождений на земном шаре И.М. Губкин придавал исключительно важное научно-теоретическое и практическое значение. Он всегда останавливался на освещении этих основных вопросов нефтяной геологии в своих исследованиях и описаниях нефтеносных районов нашей страны.
Ниже мы подробно рассмотрим основные положения его учения по фундаментальным вопросам нефтяной геологии, которые он талантливо изложил в своем классическом труде «Учение о нефти» (первое издание вышло в свет в 1932 г., а второе — в 1937 г.), сейчас же для полноты представления о его понимании важности положительного решения проблемы происхождения нефти, ее огромной роли и большом практическом значении в деле успешных поисков новых нефтяных (и газовых) месторождений, приведем лишь результирующую его точку зрения по этому вопросу.
«Только тогда, — писал И.М. Губкин в упомянутом труде «Учение о нефти», — когда мы будем иметь правильное представление о тех процессах, в результате которых возникает нефть, мы будем знать, каким образом в земной коре образуются ее залежи, будем знакомы со всеми структурными формами и литологическими особенностями пластов, благоприятных для скопления нефти» и благодаря этому получим весьма надежные указания, в каких местах искать нам нефть и как надлежит наиболее целесообразно организовать ее разведки».
В своем постоянном стремлении к региональным геологическим исследованиям и широким научным обобщениям И.М. Губкин после углубленного изучения Майкопского нефтеносного района, а затем Кубано-Черноморской области, включая Таманский полуостров, приступил в 1913 г. к геологическим исследованиям в северо-западной неосвещенной еще тогда части Апшеронского полуострова, где начал проводить геологическую съемку.
Эти исследования явились важным событием в истории геологических последований полуострова, так как они значительно продвинули по пути дальнейшего прогрессивного развития наши познания по стратиграфия третичных отложений, особенностям диапировой тектоники, генезису нефти, условиям формирования ее залежей и грязевому вулканизму.
В отношении стратиграфии И.М. Губкин установил параллелизацию разреза Апшеронского полуострова и прилегающей к нему с запада территории с разрезом Северо-Кавказских районов, которая и в настоящее время лежит в основе стратиграфии третичных отложений Кавказа. Эту параллелизацию приводим в табл. 1.
Надо сказать, что успеху этой весьма важной работы по параллелизации разрезов способствовало открытие на Апшеронском полуострове в том же 1913 г., почти одновременно И.М. Губкиным и Д.В. Голубятниковым, понтических отложений, охарактеризованных типичной фауной, о чем мы уже упоминали выше.
В 1915 г. при исследованиях в пределах Перекишкюльского листа (планшета), И.М. Губкин установил наличие орбитоидовых слоев, которые он отнес к маастрихскому ярусу верхнемеловых отложений. В соответствии с этим выявленная им здесь ниже сумгаитской свиты серия темноцветных пород, названная ильхидагской свитой и подстилающая ее красноцветная толща (юнусдагская свита), залегающая, в свою очередь, непосредственно на орбитоидовых слоях, были отнесены к нижней части эоцена.
И.М. Губкин уверенно считал, что «открытие верхнемеловых орбнтоидовых слоев в северо-западной части Апшеронского полуострова подводит прочную базу под весь третичный разрез этой части Кавказа», и что, таким образом, после проведенных им здесь работ весь разрез третичных отложений полуострова и входящая в его состав продуктивная толща получили четкую стратиграфическую увязку. Для наибольшей наглядности он показал на отдельной таблице схему местных нижнетретичных отложений, заключенных между спирналистовыми слоями II средиземноморского яруса и орбитоидовой свитой верхнего мела.
Значительно позднее, в 1929—1930 гг., возраст ильхидагской и юнусдагской свит был уточнен М.Ф. Мирчинком, причем оказалось, что стратиграфически они отвечают не палеоцену, как полагал И.М. Губкин, а датскому ярусу и верхней части сенонского подотдела верхнего мела.
В результате расшифровки вопросов стратиграфии И.М. Губкин блестяще осветил и сложную тектонику Апшеронского полуострова. По аналогии с Таманским полуостровом он подтвердил здесь наличие диапировой складчатости, об огромном значении которой в вопросах формирования залежей нефти практически никто до этого не подозревал. Как известно, особый тип складок с ядрами протыкания, названных диапировыми, первым открыл в Румынии Людовик Мразек, румынский геолог, профессор Бухарестского университета. В этих складках, по его наблюдениям, осевая часть оказалась сложенной высокопластичными породами (соль, глина), выжатыми благодаря своей текучести в зону меньших давлений и прорвавшими при этом движении перекрывающие их толщи.
Геологические исследования И.М. Губкина с учетом более поздних работ других исследователей привели к твердому выводу, разделяющемуся многими геологами, что тектоника районов Aпшеронского полуострова и прилегающего к нему Кобыстанского, отвечающих юго-восточному погружению Кавказа, выражена, в основном, складками диапирового типа. Ядра протыкания этих складок сложены глинисто-мергельными породами, подстилающими продуктивную толщу — майкопской, коуяской и других более низких свит нижнетретичного и верхнемелового возраста.
Помимо подтверждения диапирового характера складок, формирование которых протекало в процессе вертикального перемещения ядер, И.М. Губкин впервые выделил особые четковидно расположенные антиклинальные складки, выявил и описал характерные их разветвления.
При изучении тектоники и стратиграфии И.М. Губкин уделял большое внимание грязевым вулканам. Еще ранее, работая на Таманском полуострове, он установил здесь связь их с газонефтеносностью, подобно тому, как это было сделано Г. Абихом для Апшеронского полуострова.
Он все больше и больше убеждался в действительном наличии генетической связи как между диапиризмом и грязевыми вулканами, с одной стороны, так между последними и нефтяными месторождениями — с другой.
Забегая несколько вперед, здесь будет вполне уместным отметить, что эту связь И.М. Губкин впоследствии в своей работе «Тектоника юго-восточной части Кавказа в связи с нефтеносностью этой области» охарактеризовал следующим образом: «...все явления — и геологическое строение, и нефтеносность, и грязевой вулканизм — составляют единое генетическое целое, что газо- и нефтепроявления и грязевой вулканизм суть функции одних и тех же общих причин, именно функции геологического строения, в частности функции особых форм тектоники —диапировых структур. Диапировая структура, нефтяное месторождение и грязевой вулкан — это триединая сущность единого целостного процесса геологического развития области погружения и опускания Кавказского хребта».
Поэтому И.М. Губкин, так же как и Д.Б. Голубятников, видел в наличии грязевых вулканов и в совокупности особенностей проявления их существования на исследуемой территории один из важнейших признаков положительной оценки перспектив ее нефтегазоносности.
Подтверждение И.М. Губкиным на Апшеронском полуострове диапировой складчатости и установление генетической связи диапиризма с грязевыми вулканами, а последних — с газонефтеносностью, дали ему возможность представить себе также и условия формирования здесь промышленных залежей нефти (и газа).
Он считал материнскими породами, явившимися первичным источником нефти для кавказских нефтяных месторождений, в том числе и для Бакинского района, первично битуминозные породы майкопской свиты. Там, где эти породы приходили в результате диапиризма в непосредственный контакт с песчаными пластами продуктивной толщи, имела место миграция нефти из отложений майкопской свиты в эти пласты и формирование затем промышленных ее залежей в благоприятных для скопления структурных и иного рода ловушках.
Надо полагать, что миграция нефти (и газа) из отложении, подстилающих продуктивную толщу на Апшеронском полуострове и на прилегающих площадях (из диатомовой свиты, чокракских слоев и майкопской свиты), в пласты песков и песчаников этой толщи могла иметь место в результате их непосредственного контакта, обусловленного, однако, не только диапиризмом, но и явлениями резко выраженного несогласного залегания, вызванною значительным перерывом в осадконакоплении.
Идея И.М. Губкина о подобной миграции нефти получила блестящее подтверждение в 1958 г., т.е. спустя почти 45 лет, на широко извсетной среди нефтяников Карадагской площади, располагающейся в крайней юго-западной части Апшеронского полуострова.
Здесь, согласно данным, подробно изложенным А.Г. Дурмишьяном (1959), в скв. 205 (рис. 3), пробуренной на северном крыле Карадагской складки, в 2,5 км к северу от ее осевой линии с целью прослеживания стратиграфически экранированных залежей конденсатного газа и нефти в отложениях продуктивной толщи был получен фонтанный приток нефти, удельного веса 0,902 из чокракских слоев.
Вскрытый этой скважиной разрез показал, что верхние горизонты балаханской свиты залегают здесь несогласие, с большим перерывом в осадкообразовании, непосредственно на отложениях диатомовой свиты, представленной толщен битуминозных глин с пропластками нефтенасыщенных лесков и песчаников. Это объясняется наличием в районе скв. 205 на Карадагской площади древнего свода, образовавшегося, по-видимому, в непосредственно предпонтическое время, который был затем покрыт морем только в верхне-балаханское время.
Благодаря этому песчаные пласты и горизонты низов балаханской свиты верхнего отдела и всего «среднего» и нижнего отделов продуктивной толщи, отлагавшиеся на склонах этого свода, оказались здесь в непосредственном контакте с нефтематеринскими породами диатомовой свиты и чокракских слоен. Это, как видно, и обусловило впоследствии полную возможность проявления процессов боковой миграции нефти.
Допущение И.М. Губкиным возможности миграции нефти из нефтематеринских свит миоцен-олигоценового возраста в песчаные пласты продуктивной толщи Апшеронского полуострова и прилегающих к нему площадей делается еще более приемлемым, если представить себе региональное и последовательное выклинивание в направлении с востока на запад отдельных свит и горизонтов нижнего, «среднего» и самых низов верхнего отделов продуктивной толщи и непосредственный контакт их в результате этого с различными свитами и слоями миоцен-олигоценового возраста, подстилающими эту толщу.
Это явление можно наглядно иллюстрировать с помощью схемы И.И. Потапова, изображенной на рис. 4, которая показывает ритмичную смену гранулометрического состава терригенного материала во времени и изменение его по Апшеронскому полуострову с востока на запад. эту схему автор позволил себе внести дополнения, полученные в результате бурения скв. ,№ 205 на Карадагской площади (Карадаг — север).
Далее, если представить себе вначале боковую миграцию нефти из нефтематеринских миоцен-олигоценовых отложении, подстилающих продуктивную толщу на полуострове, в стратиграфически более глубоко залегающие свиты и горизонты этой толщи в результате их непосредственного контакта, обусловленного либо явлениями диапиризма, либо несогласного залегания (вызванного наличием перерывов в осадконакоплении), а затем допустить вертикальную миграцию в вышезалегающие свиты рассматриваемой толщи, то мы должны иметь в действительности непрерывное и последовательное изменение качества и удельного веса нефти в сторону уменьшения.
Эту зависимость можно видеть на примере Биби-Эйбатского нефтяного месторождения, где наблюдается изменение качества нефтей снизу вверх, паянная с подкирмакинской свиты (ПК) до I—II пластов сураханской свиты, а именно: удельный вес, вязкость (в градусах Энглера) и содержание смол непрерывно практически закономерно, с некоторыми отклонениями порядка точности определений уменьшаются.
Так, удельный вес нефтей уменьшается от 0,8900—0,9008 (ПК) до 0,8550 —0,8504 (I—II пласты). Нефть из чокракского горизонта на Карадаге имеет удельный вес 0,902, содержание смол — 30% и выход бензина 1,8%. Таким образом, с нашей точки зрении, нет никаких серьезных противоречий в допущении боковой миграции нефти, в данном случае в пределах западной части Апшеронского полуострова и из чокракских слоев — в песчаные пласты и горизонты низов продуктивной толщи с последующим перемещением нефти в выше,залегающие пласты этой толщи в порядке вертикальной миграции.
Говоря о подобном допущении, автор, однако, совершенно не склонен считать, что все залежи нефти на территории Азербайджана, характеризующиеся в целом своей исключительно богатой и высокой продуктивностью, образовались только но вышеизложенной схеме. Естественно считать, что многие залежи нефти на Апшеронском полуострове и прилегающих площадях суши и акватории образовались за счет ее генерации в нефтематеринских породах самой продуктивной толщи, в частности, в нефтематеринских породах кирманинской свиты, а также, видимо, и калинской свиты.
В 1916 г. И.М. Губкин проводил геологические исследования на Бинагадинской площади, соседней с богатейшим Балахано-Сабунчино-Раманинским месторождением.
За сравнительно короткий срок геологических исследований в Бакинском нефтеносном районе И.М. Губкин установил и обосновал ряд весьма важных теоретических положений, связанных с исследованиями геологического строения нефтеносных районов и углубленным изучением условии образования нефти (и газа) и формированием их залежей. Эти положения в дальнейшем, главным образом, после национализации нефтяной промышленности, получили огромное практическое значение.
Они послужил и также прочным фундаментом, на котором И.M. Губкин в двадцатых и тридцатых годах создал стройное, глубоко продуманное, прогрессивное учение о нефти. Он первым из советских геологов-нефтяников сделал успешную попытку применить методологию диалектического материализма при изучении характера и условий накопления органического материала, процесса образования нефти и газа и формирования их залежей (месторождений). Он первым стал рассматривать процесс нефтеобразования как единый целостный и непрерывно развивающийся процесс, завершающий образование залежей нефти с их последующим разрушением.
Руководствуясь учением диалектического материализма о взаимозависимости и взаимообусловленности, о непрерывном движении и изменении в природе, И.М. Губкин при изучении процесса возникновения нефти и образования ее скоплений в земной коре в виде залежей с предельной убедительностью указал на наличие в этой области ряда весьма важных для теории и практики поисков и разведки нефтяных и газовых месторождений закономерностей, взаимообусловленных и взаимосвязанных между собой и непосредственно связанных, в свою очередь, с диалектическим процессом развития Земли.