Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




15.09.2020


15.09.2020


15.09.2020


04.09.2020


03.09.2020


03.09.2020


21.08.2020


05.08.2020


05.08.2020


05.08.2020





Яндекс.Метрика
         » » Результаты разведки нижнего отдела продуктивной толщи на Апшеронском полуострове и эффективное влияние их на дальнейшее развитие Азербайджанской нефтяной промышленности

Результаты разведки нижнего отдела продуктивной толщи на Апшеронском полуострове и эффективное влияние их на дальнейшее развитие Азербайджанской нефтяной промышленности

11.11.2017

Ранее можно было видеть, что па основании данных, которыми располагали геологи Азнефти в 1923—1924 гг. промышленная нефтеносность нижнего отдела продуктивной толщи допускалась только на таких главных промысловых площадях как Балаханская, Сабунчинская и Биби-Эйбатская (включая бухту нм. Ильича). При этом надкирмакинская песчаная свита (НКП) считалась промышленно-нефтеносной только на Балаханской площади. На соседней, Сабунчинской площади эта свита допускалась полностью водоносной и только в кирмакинской свите ожидалось наличие промышленных залежей нефти.
Далее, в восточном направлении, ниже по погружению оси Балахано-Сабунчино-Раманинскои складки, на соседней с Сабунчинской Раманинской площади, не допускалось наличия промышленных залежей нефти уже и в кирмакинской свите (рис. 6). Считалось, что здесь водоносным является весь нижний отдел продуктивной толщи.
Пo этой причине полагали, что промышленные залежи нефти отсутствуют и в нижнем отделе продуктивной толщи па Сураханской площади, соседней в юго-восточном направлении с Раманинской, поскольку считалось, что одноименные свиты этого отдела залегают на первой из них гипсометрически значительно глубже, чем на второй.
Исключительно важно подчеркнуть то обстоятельство, что в 1923—1924 гг. совершенно не допускалась промышленная нефтеносность подкирмакинской свиты (ПК) нижнего отдела продуктивной толщи как на Балаханской, Сабунчинской, Раманинской площадях, так и на Биби-Эйбатской (включая бухту им. Ильича) и, особенно, Сураханской площадях.
Фактически же эта свита оказалась богато насыщенной нефтью на всех только что упомянутых площадях и сыграла благодаря этому исключительно благоприятную роль в развитии Азербайджанской нефтяной промышленности.
Значительно большим оказался и контур промышленной нефтеносности надкирмакинской песчаной скиты (НКП). Эта свита оказалась промышленно-нефтеносной не только на Сабунчинской и Paманинской площадях, но даже на Сураханском месторождении и на соседних с ним в южном направлении новых площадях (Кара-Чхурской и др.).
Промышленно-продуктивными на всех этих площадях оказались и отдельные горизонты кирмакинской свиты.
Выше, освещая исторические вехи на пути прогрессивного развития советской геологии нефти и газа и их научно-практическое значение, мы отметили, что в этом отношении поиски, разведка и освоение промышленных залежей нефти в нижнем отделе продуктивной толщи, особенно в подкирмакинской свите (ПК), на Апшеронском полуострове после национализации нефтяной промышленности, приобретают весьма значительный интерес.
Поэтому вполне своевременно остановиться сейчас в целях извлечения на будущее ряд поучительных уроков на подробном освещении истории поисков и разведки промышленных залежей нефти, в частности, в подкирмакинской свите (ПК), открытых впервые в 1926 г. на Балахано-Сабунчино-Раманинском месторождении, дополнив затем эту историю результатами оконтуривания здесь надкирмакинской песчаной (HKП) и кирмакинской (КС) свит нижнего отдела продуктивной толщи.
Нам представляется, что это необходимо сделать еще и потому, что указанная история не получила, к сожалению, должного освещения в статье М.В. Абрамовича, М.А. Искендерова и Б.К. Бабазаде «Вклад геологов в развитие нефтяной промышленности Азербайджана». По этому поводу авторы сочли необходимым ограничиться только указанием на то, что «одним из первых практических следствий изучения и сводки разрезов (проведенных по старым площадям в 1922—1925 гг. А.К.) явились указания на новые пласты, залегающие глубже разведанных, и успешное их освоение разработкой (V горизонт в Сураханах, ПК на Балахано-Сабунчинской площади и др.)», отметив при этом, что вскрытие упомянутых пластов и расширение уже эксплуатировавшихся площадей (в Сабунчах, Сураханах и на бухте им. Ильича) дали возможность увеличить добычу нефти в первые же годы национализации.
Важное промышленное значение открытия в 1926 г. богатых промышленных залежей нефти в подкирмакинской свите на Апшеронском полуострове не получило также соответствующего освещения и в статье Б.К. Бабазаде, А.М. Ахмедова, А.М. Палаудина «Рост нефтяных и газовых ресурсов за 40 лет Советской власти в Азербайджане».
В то же время и в первой, и во второй статьях особо подчеркивается важность и большое значение открытия в 1936 г. в Кала новой нефтеносной калинской свиты (KaC) и в 1940 г. в Бузовнах, а затем в Зыря, богатых залежей нефти и газа, приуроченных здесь к погребенным структурам пологого строения.
Совершенно не умаляя большого значения открытия калинской свиты (KaC) и важности промышленного ее освоения, мы тем не менее не можем не отметить, что это открытие, являясь действительно большим достижением геологов Азербайджана в деле распознания геологического строения глубоких недр Апшеронского полуострова, представляло собой в то же время, по нашему мнению, естественный результат успешного решения одной из назревших задач, поставленных перед геологами практикой нефтепоисковых работ еще в конце 20-х годов — вскрыть отложения понтического яруса и подстилающие отложения на старых и новых площадях полуострова с целью наиболее полного изучения разреза нижнего отдела продуктивной толщи и подстилающих его отложений, вплоть до коунской свиты, и выявить при этом новые промышленно-нефтеносные пласты и горизонты.
Задача вскрытия понта и подстилающих отложений, как мы у видим ниже, действительно настойчиво диктовалась в то время насущными запросами нефтепоисковой практики, особенно в зонах глубокого залегания продуктивной толщи, так как к указанному времени уже достаточно четко выявилась закономерность увеличения ее мощности как в целом, так и отдельных свит, главным образом, далеко на крыльях и на погружениях осей изученных складок.
Совершенно иные предпосылки имели место в первой половине 20-х годов, непосредственно в посленационализационный период, когда начала выявляться необходимость разведки нижнего отдела продуктивной толщи, в первую очередь, на Балаханской площади.
Как отмечалось выше, на этой площади, в северо-западной ее части, до национализации нефтяной промышленности ряд скважин, пробуренных разными фирмами, вскрыли нижний отдел продуктивной толщи, причем единичные из них прорезали его полностью, пройдя и подкирмакинскую свиту до понтического яруса.
Анализ и обобщение всего накопленного в донационализационный период геологического материала как по разведке нижнего отдела продуктивной толщи на Балаханской площади, так и по нолевым исследованиям, главным образом в Кирмакинской долине, были выполнены в 1919 г. Н.И. Ушейкиным и посмертно опубликованы в статье «О кирмакинских свитах Кирмакинской долины и Балахано-Сабунчинской нефтеносной площади» (1927).
Важным для нас из всей большой для того времени работы, проделанной Н.И. Ушейкиным, является его явно отрицательный вывод о промышленной нефтеносности подкирмакинской свиты. Этот вывод он изложил в своей статье следующим образом. «Рассчитывать на то, что она (подкирмакинская свита. А.И.) может иметь промышленное значение, пока имеется слишком мало оснований, хотя в скважинах участка 1С-Б и в разведочной скважине Кирмакинского т-ва в ней и отмечаются прослои нефтяных песков. В последней даже отмечен в 2-х саженях от подошвы ее приток нефти... при углублении скважин в кирмакинскую свиту, если не имеются в виду разведочные дели, рекомендуется не углубляться в песчаную подкирмакинскую свиту».
Такова была совершенно безнадежная точка зрения на промышленное значение подкирмакинской свиты к моменту национализации нефтяной промышленности одного из лучших геологов того периода, прекрасно изучившего геологическое строение, стратиграфию к нефтеносность Валахано-Сабунчино-Раманинской площади. Эта точка зрения, казалось, находила свое подтверждение и в том еще, что в пределах меридиональной ветки Кирмакинской долины выходы пластов подкирмакинской свиты на поверхность изобиловали многочисленными источниками слабоминерализованной воды, характерной для этой свиты.
Поэтому весь материал по геологии и нефтеносности подкирмакинской свиты, поступивший в распоряжение геологов Балаханского геологического бюро Азнефти после национализации нефтяной промышленности говорил о том, что эта свита в пределах всей Балахано-Сибунчинско-Раманинской площади является практически водоносной, поскольку ее пласты в зоне выхода были обводнены.
Представлялось совершенно ясным, что ниже по падению пластов от разведанной и изученной золы на Балаханской площади, но говоря ужо о Сабунчинской и, тем более, Раманинской площадях, подкирмакинская свита является водоносной, и поэтому практически, казалось, полностью отпадала всякая необходимость в ее разведке здесь бурением. В этом свете на территории рассматриваемых площадей, особенно на Балаханекой площади, приобретали определенный промышленный интерес только надкирмакинская песчаная свита (НКП) и собственно кирмакинская свита (КС).
Эта концепция, по суш дела, и получила полное отражение как при составлении плана бурения на 1923—1924 и 1927—1928 гг., так и в учете фонда скважино-точек для эксплуатационного бурения па начало 1924 г. на основных (старых) площадях Бакинского района. В них совершенно не упоминалась подкирмакинская свита (ПК); она не рассматривалась даже как возможный объект разведочного бурения.
Однако в 1924—1925 гг. эта, если можно так выразиться, пессимистическая концепция подверглась серьезной ревизии. В результате проделанной при этом работы наглядно выявилась необходимость проверки разведочным бурением нефтеносности подкирмакинской свиты на Балаханской площади в северо-западной части, однако, в некотором удалении от зоны, в пределах которой эта свита была вскрыта до национализации нефтяной промышленности и оказалась водоносной.
Поэтому было решено заложить разведочную скважину на подкирмакинскую свиту (IIK) на VIII промысле Балаханской площади Ленинского промыслового района (на бившей VII группе), с расчетом вскрыть эту свиту на глубине, заведомо не подвергшейся влиянию обводнения поверхностными водами.
Такая разведочная скважина под номером 141 была заложена во второй половине 1925 г. на своде складки (рис. 7), квадрат Е-10, и в июле 1926 г. дала из подкирмакинской свиты мощный фонтан нефти с потенциальным дебитом около 1000 т в сутки. Автор, проводивший наблюдения за проводкой скв. 141, был свидетелем небывалого за последние два десятилетия нефтяного фонтана на старой Балаханской площади. При нормальной эксплуатации суточный дебит составлял 200—300 т. Эта скважина и положила начало успешному освоению подкирмакинской свиты. Она заставила резко изменить мнение об этой свите, высказанное цервоначально Н.И. У Шейкиным. Началось разведочное бурение на оконтуривание подкирмакинской свиты на присводовой части п на северо-восточном крыло Балахано-Сабунчино-Раманинской складки.
Второй разведочной скважиной, вскрывшей подкирмакинскую свиту, была скв. 344 (квадрат Е-13). Эта скважина вступила в эксплуатацию в ноябре 1928 г. фонтанированием с суточным дебитом нефти, доходившим до 400 т.
Вскоре же после вступления скв. 344 в эксплуатацию была закончена бурением на подкирмакинскую свиту разведочная скв. 7, которая была заложена значительно ниже но падению пластов от скв. 344 па северо-восточном крыле складки (па рис. 7 — квадрат В-13). Скв. 7 поступила в эксплуатацию в апреле 1929 г. фонтанированием с суточным дебитом нефти, доходившим до 150 т.
Показании разведочной скв. 7 и ее расположение на северо-восточном крыле складки окончательно установили мнение о подкирмакинской свите, как о богато насыщенном нефтью горизонте, контур нефтеносности которого имеет большие размеры и, во всяком случае, распространяется с Балаханской площади на Сабунчинскую.
Богатое насыщение нефтью на Балаханской и Сабунчинской площадях подкирмакинской свиты (ПК) одновременно с благоприятными результатами разработки здесь надкирмакинской песчаной свиты (НКП) обеспечили резкий рост добычи нефти в Ленинском районе. Так, если в 1925—1926 гг. она, по данным С.Ф. Федорова (1935), составляла 2,583 тыс. т, то в 1931 г. поднялась до 4,285 тыс. т.
Наибольшее же значение в установлении твердого суждения о богатых перспективах разработки подкирмакинской свиты и низов кирмакинской свиты имела разведочная скв. 1 (квадрат 12-А на рис. 7).
Эта скважина показала при опробовании компрессором низов кирмакинской свиты наличие притока нефти, правда, быстро перешедшего на воду. При опробовании в этой скважине желонкой подкирмакинской свиты наблюдалось медленное проявление водяного притока, причем жидкость была слегка эмульсирована.
Показания разведочной скв. 1, учитывая ее расположение на северо-восточном крыле складки далеко вниз по падению пластов имели весьма большую ценность, так как благодаря им открывались широкие перспективы разработки подкирмакинской свиты и низов кирмакинской свиты на всей Сабунчинской площади, а отчасти и на Раманинской площади на северо-восточном крыле складки.
Дальнейшее разведочное бурение на оконтуривание подкирмакинской свиты и низов кирмакинской свиты на Сабунчинской и Paманинской площадях подтвердило полностью правильность перспективных предположений для северо-восточного крыла складки.
В отношении разведки низов кирмакинской свиты интересными оказались следующие разведочные скважины.
Разведочная скв. 356 (квадрат В-22 на рис. 7), пробуренная на низы кирмакинской свиты, поступила 7/11—1931 г. в эксплуатацию фонтанированием и показала месячный начальный дебит нефти в 20 970 т.
Разведочная скв. 151 (квадрат Г-24 на рис. 7), в пределах уже Раманинской площади, остановленная забоем в нижней части кирмакинской свиты, поступила в эксплуатацию в сентябре 1931 г. фонтанированием, с суточным начальным дебитом нефти в 200—250 т.
Таким образом, и результате разведочного бурении на северо-восточном крыле складки Ленинского района с целью оконтуривания подкирмакинской свиты и нижней части кирмакинской свиты была приобретена громадная площадь для разработки этих горизонтов эксплуатационным бурением. При этом, что особенно важно и характерно, оконтуренная площадь, в частности для низов кирмакинской свиты, перекрывала собой здесь площадь разработки нефтеносных горизонтов верхнего отдела продуктивной толщи. Это важно подчеркнуть потому, что нефтеносные горизонты верхнего отдела продуктивной толщи с увеличением стратиграфической глубины залегания имеют все более и более уменьшающиеся контуры нефтеносности.
В нижнем отделе положение оказалось иным. Так, упомянутая выше разведочная скв. 7 показала подкирмакинскую свиту богато нефтеносной в той части площади северо-восточного крыла складки, где такой наиболее устойчивый нефтеносный горизонт, как V, имеющий здесь наибольший контур нефтеносности, в сравнении с остальными нефтеносными горизонтами верхнего отдела, практически оказался водоносным и непригодным для разработки. Разведочная скв. 1 еще убедительнее показала, что контуры нефтеносности нижнего отдела продуктивной толщи на северо-восточном крыле складки значительно больше контуров нефтеносности верхнего отдела, что подтвердила и разведочная скв. 356. Это открытие обещало широкие перспективы разработки кирмакинской и подкирмакинской свит на северо-восточном крыле складки Ленинского района и давало основание начать широкую разведку и окоптуривание этих свит на южном крыле складки.
Однако на южном крыле складки, даже в пределах Балаханской площади, подкирмакинская свита оказалась полностью обводненной и давала мощные переливы воды дебитом до 10000 м3 в сутки. Впоследствии выяснилось, что обводнение ПК свиты на южном крыле складки было обусловлено сложной дизъюнктивной тектоникой, протекавшей, как видно, после формирования в ней залежи нефти. В результате наличия этой тектоники южное крыло складки оказалось «сброшенным» более чем на 100 м, что, видимо, и привело при интенсивном напоре краевой воды к полному разрушению сформировавшейся в ПК свите нефтяной залежи. Этот момент был в свое время тщательно проанализирован автором и подробно освещен в работе: «Теория обводнения зон погружения нефтяных месторождений», из которой заимствован рис. 8.
В 1930 г. выявилась полная возможность обнаружения промышленной нефти в подкирмакинской свите и на Сураханской площади. В связи с этим здесь и началась разведка глубоким бурением этой свиты, которая на первых шагах принесла геологам много огорчении. Дело в том, что первая из разведочных скважин, заложенная на подкирмакинскую свиту на самом своде Сураханской складки показала эту свиту полностью обводненной и дала мощный приток воды. Это обстоятельство осложнило дальнейшую разведку на Сураханской площади, поскольку вода оказалась в подкирмакинской свите в самой ее кровле и на самом своде складки. Однако геологи Сураханского (Орджоникидзевского) района и центрального управления Азнефти не придали этому факту решающего значения и «выбросили» (отодвинули) для контроля новую разведочную скважину далеко на восточное крыло, примерно, на 5 км от первой скважины, вскрывшей ПК свиту на своде складки. Результат оказался весьма успешным: была открыта (в 1935 г.) знаменитая «висячая» залежь нефти в подкирмакинской свите, оказавшаяся весьма богатой (рис. 9).
В.П. Ключев детально изучивший разрез подкирмакинской свиты на Сураханской площади, подразделил ее здесь на четыре объекта и на основе опыта раздельной разработки горизонтов балаханекой свиты (V и VI горизонты) и ИКП, предложил в 1937 г. разрабатывать ПK раздельно. Комиссия под председательством И.М. Губкина, работавшая в ото время в Баку, одобрила предложение В.П. Ключева и, в свою очередь, предложила другим промысловым районам Азнефти перейти на раздельную разработку объектов ПК.
К этому времени промышленная нефтеносность подкирмакинской свиты была установлена на Биби-Эйбатском, Калинском, Kapa-Чхурском и других месторождениях Алшеронского полуострова. Зона распространения здесь отложений этой свиты оказалась весьма значительной, занимающей более 2/3 территории полуострова, благодаря чему открывались широкие перспективы ее разработки и дальнейшего еще белее интенсивного роста добычи нефти в Азербайджане.
Одновременно выявилась и характерная особенность «висячих» залежей нефти в подкирмакинской свите, практически новое для нефтяной геологии явление, заключающееся в отклонении от антиклинальной (гравитационной) теории, именно в отсутствии зависимости в расположении этих залежей в продуктивных пластах от их антиклинальной формы строения. Указанные залежи оказываются смещенными относительно сводов самостоятельных поднятий и их осевых линии на крыло, преимущественно — восточное.
Явления несогласного относительно тектонического строения продуктивных пластов расположения залежей нефти были установлены на Апшеронском полуострове не только в отложениях ПK, но и других свит нижнего отдела (HKП и КС). Они были подвергнуты изучению бакинскими геологами и по этому поводу был опубликован ряд статей.
Б.А. Горни сделал попытку объяснить смещенное по отношению к своду складки положение «висячих» залежей «перекатыванием осевых линий». Однако это объяснение оказалось неубедительным. Белее отвечающее в этом отношении действительности допущение сделал А.П. Ушаков, который «висячее» положение залежей нефти в отложениях нижнего отдела продуктивной толщи объясняет непрерывным воздействием гидравлического фактора на эти залежи, вследствие чего они и сместились в направлении движения подземных вод.
А.П. Ушаков допускает, что движение подземных вод имело и имеет место в направлении регионального погружения пластов продуктивной толщи, а именно — с северо-запада на юго-восток. Благодаря этому можно понять причину как максимального смещения залежей нефти на восток, так и закономерное уменьшение этого смещения в горизонтах кирмакинской и других вышезалегающих свит продуктивной толщи «в зависимости от уменьшения их стратиграфической и абсолютной глубин залегания».
Это имеет место потому, что рассматриваемое смещение, по его мнению, находится в прямой зависимости от величины столба воды, производящего давление па нефть и обусловливающего величину скорости движения пластовых вод. Помимо этого, величина смещения при всех прочих равных условиях будет прямо пропорциональна величине фильтрационной способности пластов и обратно пропорциональна разнице в величинах удельных весов воды и нефти, насыщающих эти пласты.
Поэтому чем ближе нефтеносные пласты продуктивной толщи залегают к дневной поверхности, тем меньше отражается влияние гидравлического фактора на положении в них залежей нефти и тем меньше, следовательно, «смещение» их по отношению к своду складки месторождения.
В соответствии с этим, отмечает Л.П. Ушаков, «несмотря на наличие гидравлического давления в пластах верхнего отдела ПT (продуктивной толщи — А.К.), смещение залежей нефти на восток и них становится практически незаметным».
Изложенные представления о влиянии на форму и расположение на структуре нефтяной залежи, а также и на сохранность последней в недрах динамического фактора, связанного сдвижением подземных вод в сторону регионального погружения продуктивных пластов, и выводы, вытекающие из этого, имеют, с пашей точки зрения, большое научное и практическое значение в деле дальнейшего развития основных положений советской нефтяной и газовой геологии.
Об этом говорит, в частности, и В.А. Кротова, которая обобщив огромный материал и существующие в этом отношении высказывания, правильно отмечает, что в настоящее время «динамика подземных вод большинством гидрогеологов и некоторыми геологами-нефтяниками оценивается как ведущий фактор в формировании и разрушении нефтяных месторождений.
Еще в 1933 г., как отмечалось выше, автор объяснял разрушение сформировавшейся залежи нефти в подкирмакинской свите на южном крыле складки Балахано-Сабунчино-Раманинского месторождения действием гидродинамического фактора. Он уже тогда допускал что в результате смещения этого крыла на величину порядка 100 м сформировавшаяся до этого здесь залежь нефти была но разломам сбросового нарушения вытеснена длительно действовавшим напором краевых пластовых вод в вышезалегающие горизонты верхнего отдела продуктивной толщи, с большими при этом потерями.
В настоящее время, когда мы являемся свидетелями широкого применения искусственного воздействия на нефтеносные пласты путем нагнетания воды в специально пробуренные для этого скважины и можем наглядно проследить перемещение при этом контура нефтеносности и изменение первоначальной формы залежи, тем более понятным делается влияние при благоприятных условиях гидродинамического фактора на изменение формы и положения нефтяной залежи вплоть до полного ее разрушения.
В этом аспекте можно, с нашей точки зрения, рассматривать разрушение залежи нефти в продуктивных пластах подкирмакинской свиты на южном крыле складки Балахано-Сабуичино-Раманинского месторождения как естественное законтурное заводнение, при котором действие (динамика) краевых пластовых вод было вызвано смещением (погружением) крыла складки на величину порядка 100 м (см. рис. 8).
Как известно, движение подземных вод в том или дном регионе происходит от области питания к области их стока и разгрузки. Подобной областью питания на Апшеронском полуострове для объяснения смещения залежей нефти в ПК свите на Сураханской месторождении на восточное крыло складки («висячие належи») является сравнительно обширная зона Кирмакинской долины и прилегающих площадей, где пласты этой свиты, характеризующиеся весьма высокой проницаемостью, обнажаются на поверхности. Здесь в течение длительною геологического времени представлялась полная возможность атмосферным осадкам фильтроваться в эти пласты и разгружаться в пределах участков с глубоким их погружением, оказывая при соответствующих условиях свое влияние на сформированные здесь залежи нефти.
В этом свете изложенные выше представления А.П. Ушакова о причинах формирования на Апшеронском полуострове «висячих» залежей и смещении их здесь на восточные крылья поднятий заслуживают определенного внимания.
Подобною мнения о главенствующей роли гидродинамического фактора при образовании подобных залежей придерживаются П.И. Султанов и Г.И. Тамразян, а также Ш.Ф. Мехтиев.
Однако по этому вопросу существуют и другие взгляды. Автор считает более обоснованными представления А.П. Ушакова, Ш.Ф. Mexтиева и других геологов и находит их интересными в том отношении, что они дают возможность накапливать материал для получения исчерпывающих суждений о влиянии этих факторов на формирование промышленных залежей нефти (и газа) вообще. Нa всестороннем рассмотрении условий формирования залежей нефти и газа в свете современных знаний и взглядов мы остановимся в заключительной части нашего труда. Cейчac же подведем итоги достигнутым к настоящему времени результатам по разведке нижнего отдела и, в частности, подкирмакинской свиты на Апшеронском полуострове и прилегающих к нему площадях как на суше, так и на акватории.