Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




15.09.2020


15.09.2020


15.09.2020


04.09.2020


03.09.2020


03.09.2020


21.08.2020


05.08.2020


05.08.2020


05.08.2020





Яндекс.Метрика
         » » Открытие на Апшеронском полуострове калинской свиты. Промышленное и научное ее значение

Открытие на Апшеронском полуострове калинской свиты. Промышленное и научное ее значение

11.11.2017

Как новая на Апшеронском полуострове в разрезе нижнего отдела продуктивной толщи калинская свита (KaC) была открыта в 1936 г. на юго-восточном погружении Калинской складки. Отсюда эта свита и получила свое название.
Промышленная нефтеносность калинской свиты была установлена позднее — в августе 1940 г. в том же районе Калинского месторождения, около сел. Кала вблизи Пир-Веро — участка выходов газа па поверхность. После выявления здесь богатых залежей нефти и успешного ввода их в промышленную разработку и эксплуатацию начались широкие поиски и разведка этой свиты на соседних с Кала площадях (рис. 10).
В литолого-фациальном отношении калинская свита представляет глинисто-песчаную серию пластов, причем пропластки песков, богато насыщенные нефтью, местами являются идентичными пескам подкирмакинской свиты по гранулометрическому составу. Характерная особенность KaC — это частая изменчивость литологического состава слоев и их мощности в пределах всей площади ее распространения на территории Калинского месторождения. При этом изменение (нарастание) мощности происходит за счет вскрытия новых песчаных пластов и глинистых разделов между ними и низах свиты и происходит оно закономерно в направлении с северо-запада на юго-восток по погружению оси Калинской складки и с юго-запада на северо-восток — по падению пластов на ее северо-восточном крыле. В местах наиболее полного выражения мощности рассматриваемой свиты ее разрез представлен серией глинисто-песчаных отложений.
Таким образом, залежи нефти, открытые в 1940 г. в пределах Калинского месторождения в калинской свите, являются типичными стратиграфическими («выклинивающимися») залежами. Благодаря этому открывались широкие перспективы выявления новых, более богатых залежей нефти на соседних площадях в направлении регионального ее развития и распространения.
Б.К. Бабазаде, из статьи которого мы приводим рис. 10, отмечает, что существующие здесь в настоящее время основные складчатые зоны и отдельные крупные поднятия наметились уже и конце понтического века до начала отложения продуктивной толщи и продолжали формироваться во время осадкообразования KaC.
Это наглядно отразилось да образовании в отложениях последней различных типов залежей нефти и газа. Так, одновременно с широким развитием в калинской свите стратиграфических залежей, связанных с выклиниванием ее отложений вверх по восстанию пластов в направлении к сводам поднятий, в KaC обнаружены также и структурные залежи, приурочивающиеся к сводам антиклинальных складок. Встречаются залежи и литологического типа, присутствие которых обусловлено особенностями литологического изменения продуктивных пластов калинской спиты.
Наличие различных типов залежей нефти (и газа) в отложениях рассматриваемой свиты и высокая их продуктивность, установленная на месторождениях Апшеронской области, преимущественно в пределах акватории, обусловили богатое промышленное значение KaC. Однако она помимо этого, имеет еще и крупное научно-теоретическое значение, так как проливает свет благодаря условиям и особенностям своего осадконакопления на возможность осуществления при этом и процессов нефтегазообразования.
В данном вопросе определенный интерес представляют исследования П.А. Тагизаде, который отмечает, что в отложениях калинской свиты «глин и песчанистых глин больше, чем песков и глинистых песков».
Это имеет, с нашей точки зрения, большое значение, так как подкрепляет наше мнение о возможности процессов нефтегазообразования при отложении калинской свиты.
Выше, останавливаясь на представлениях В.А. Горина и Б.М. Саркисяна о формировании залежей нефти в продуктивной толще только за счет миграции ее (нефти) из подстилающих отложений, мы на странице 96 отмечали, что вопрос о возможности первичного залегания нефти в кирмакинской свите они решают несколько упрощенно, не уделяя необходимого внимания изучению как палеогеографической обстановки, так и условий осадконакопления в век отложения кирмакинской и, особенно, калинской свит на территории Апшеронской области.
Более глубоко, по нашему мнению, к решению проблемы первичности залегания нефти в нижнем отделе продуктивной толщи и, в частности, в калинской свите, подошел Б.К. Бабазаде, который сделал по данному вопросу правильные, с нашей точки зрения, выводы.
Принимая во внимание установленное геохимической лабораторией АзНИИ ДН отличие по геохимическим признакам калинской свиты от вышележащих свит продуктивной толщи, он, как и В.В. Вебер, вполне допускает, что «наличие органического вещества и восстановительных условий осадконакопления позволяет считать, что в калинской свите выражены признаки нефтепроизводящих свит».
В своих выводах Б.К. Бабазаде, несомненно, опирался па интересные исследования Ш.Ф. Мехтиева, проведенные последним в 1956 г. по вопросам происхождения нефти и формирования ее залежей в Азербайджане на основе геохимических работ (с большим количеством битуминологических анализов), выполненных в Институте геологии Академии наук Азербайджана.
Эти исследования Ш.Ф. Мехтиев изложил в своем труде, в котором подчеркнул, что в нижнем отделе продуктивной толщи Азербайджана наряду с аллотигенными присутствуют и аутигенные битумы, причем последних значительно меньше.
«Это позволяет считать, — пишет он, — что в нижнем отделе продуктивной толщи образовалась некоторая часть нефти, содержащейся в этой толще в целом».
В дополнение к изложенному интересно отметить, что Ш.Ф. Mexтиев также приходит к выводу, что возможными основными нефтематеринскими свитами в Азербайджане являются майкопская и диатомовая вместе с породами средней юры и мела (нижний альб — нижний турок), и что формирование залежей нефти в верхнем отделе продуктивной толщи происходило в результате ее миграции снизу.
Между тем в 1946 г., вскоре после опубликования В.В. Вебером его работы «Нефтеносные фации продуктивной толщи» (1945), А.А. Ализаде, реагируя на тревогу, высказанную С.М. Апресовым по поводу выступления ряда крупных геологов (В.В. Вебер и др.), воскрешающих якобы концепцию К.П. Калицкого о первичности залегания нефти в продуктивной толще, выступил в защиту наличия к отложениях продуктивной толщи только вторичных залежей нефти.
«...Совершенно нравы — пишет он по этому поводу, — были И.М. Губкин и А.Д. Архангельский, которые выступали против теории первичного залегания нефти в продуктивной толще Алшеронского полуострова, полагая, что нефть в эту толщу мигрировала из нижележащих толщ. Поэтому, — продолжает А.А. Ализаде, — мы целиком разделяем точку зрения И.М. Губкина и полагаем, что материнской породой для образования нефти в продуктивной толще Апшерона послужили битуминозные и пиробитуминозные породы таких свит, как диатомовая, майкопская, среднекоунская и т. д.».
В самом деле И.М. Губкин, как мы уже отмечали выше, допуская образование в пределах нынешней юго-восточной части Кавказа нефтепроизводящих свит, считал, что таковыми здесь являются:
1) прослои битуминозных и горючих сланцев среди сумгаитской серии; 2) бурый коун, представляющий типичную породу сапропелитового характера (он содержит прослои горючих сланцев); 3) майкопская свита — в особенности; 4) спириалисовые слон и 5) вся диатомовая свита, содержащая кроме диатомей многочисленные рыбные остатки.
Напомним также, что все эти свиты носят ясно выраженный сапропелитовый характер, что связано с отложением их в прибрежных частях моря. Энергичный размыв соседней Кавказской суши содействовал, по мнению И.М. Губкина, быстрому накоплению осадков и быстрому погребению органического материала, а также опусканию его во все более глубокие зоны. При этом имели место подъем температуры и давления, которые и содействовали процессу нефтегазообразования. Этому помогала и деятельность анаэробных бактерий. В результате действия этих факторов «в пластах, содержащих богатый органический материал, возникла нефть, первоначально в диффузно-рассеянном состоянии».
После отложения продуктивной толщи поверх указанных нефтепроизводящих свит с уже образовавшейся в них диффузно-рассеянной нефтью степень нагрузки во время акчагыльской трансгрессии, как считал И.М. Губкин, еще более дифференцировалась и начала влиять на создание местной тектоники.
В это время пластичные глинистые массы. Майкопа и спириалисовых отложений оказались на значительной глубине, а над диатомовыми слоями залегала, по его расчетам, толща отложений, мощностью в 2250—2500 которая создавала давление приблизительно
в 600 атм. Над пластами майкопской свиты давление достигало более 800 атм.
Благодаря этому и начали последовательно формироваться в акчагыльское время диапировые купола (складки), грязевые вулканы и нефтяные месторождения — «триединая, — по выражению И.М. Губкина, — сущность единого целостного процесса геологического развития области погружения и опускания Кавказского хребта».
Напомним также, что формирование диапировых складок имело место, по его мнению, вследствие того, что пластичные глинистые массы, залегавшие ниже продуктивной толщи, находясь иод огромным давлением, двинулись по линиям наименьшего сопротивления «в зоны слабого давления» — в своды складок, «возникших вследствие тангенциального стяжения», и начали выдавливаться здесь вверх через ее (продуктивной толщи) отложения в виде «протыкающего» ядра или диапира.
В результате этого процесса к ядрам складок, как к наиболее поднятым и наиболее измятым и разрыхленным местам, осложненным к тому же наличием густой сети трещин, начали поступать вода и газ, а затем — и нефть, которые вместе и «обусловили возникновение и грязевых вулканов и нефтяных месторождений».
Эта точка зрения на образование грязевых вулканов и на их связь о нефтегазоносностью в дальнейшем была подкреплена исследованиями И.М. Губкина и С.Ф. Федорова и в настоящее время признается многими геологами. Так, А.А. Якубов, приводя в своей статье «Грязевые вулканы Азербайджана, их генезис и связь с газонефтяными месторождениями» схему стратиграфического положения очагов грязевых вулканов Азербайджана по данным петрографии и микрофауны для того, чтобы показать, что они не имеют никакой генетической связи с магматическими вулканами, также подчеркивает, что первые (грязевые вулканы) тесно связаны с газонефтяными залежами. На этом основании он полностью поддерживает мнение о том, что грязевые вулканы могут служить прямыми поисковыми признаками как на наличие в недрах нефтяных залежей, так и на существование структур, благоприятных для их образования.
Еще позднее, в 1960 г., М.М. Зейналов проанализировал большой литературный материал по рассматриваемому вопросу и с учетом личных наблюдений, также пришел к выводу, подтверждающему точку зрения И.М. Губкина и его последователей, что грязевые вулканы Крымско-Кавказской геологической провинции, в том числе и Южного Кобыстана, действительно тесно связаны с нефтяными и газовыми месторождениями. Он также отмечает, что образование грязевых вулканов, в свою очередь, тесно связано с геотектоническим развитием района их распространения, при наличии и недрах скоплений нефтяных газов ипластичных пород.
Так, в результате более вековой деятельности ряда геологов-нефтяников, нашей страны, занимающихся изучением грязевых вулканов, выработалась определенная точка зрения на их генезис и на тесную связь с нефтяными игазовыми месторождениями. Эта точка зрения является важной в том смысле, что устанавливает новый признак в опенке перспектив промышленного значения на нефть и газ исследуемых районов и областей, характеризующихся распространением на их территории грязевых вулканов.
Для таких территорий наличие грязевых вулканов является однозначным признаком существования в их недрах залежей нефти и газа.
Надо заметить, что в статье М.В. Абрамовича вполне обоснованно, с нашей точки зрения, вносится важное уточнение в изложенные выше концепции.
Дело в том, что не во всех случаях наличие диапира и грязевого вулкана приводит к образованию нефтяного месторождения. Сам И.М. Губкин указывал на ряд площадей, характеризующихся наличием диапировых структур и грязевых вулканов, на которых, однако, залежи нефти отсутствуют. С другой стороны, известны также грязевые вулканы, приурочивающиеся к ядрам складок, сложенным отложениями, подстилающими продуктивную толщу и но имеющие, следовательно, никакого отношения к залежам нефти в этой толще. В последнем случае становится ясной связь грязевых вулканов с гaзами, залегающими в отложениях, подстилающих продуктивную толщу, т. е. в отложениях палеогена или мезозоя.
«Если даже допустить, — пишет М.В. Абрамович, — что иные залежи в продуктивной толще образовались в результате миграции нефти и газа по путям аппарата грязевых вулканов, то не могут сохраниться в непосредственном соседстве с этим аппаратом скопления нефти и газа, дающие фонтаны, когда их вскрывают скважины».
Примером в этом отношении является, по его мнению, Локбатан, на территории которого периодические извержения вулкана не отражаются на режиме прорезанных путями его аппарата (жерлом) нефтегазоносных пластов продуктивной толщи. Незаметно также влияния, судя по высокой продуктивности пластов, на южном крыле складки Карадагского месторождения, как постоянного выделения газа в течение необозримого времени из грязевых вулканов, расположенных па территории этого месторождения, так и периодических извержений крупного вулкана Отманбозыдаг (прилегающего с запада к этой территории) на богатство насыщения конденсатными газами разрабатывающихся пластов продуктивной толщи па южном крыле складки месторождения.
Отсюда М.В. Абрамович приходит к выводу о том, что «связь вулканов, расположенных на продуктивной толще или на прикрывающих ее слоях, со скоплениями газа и нефти в этой толще, остается гипотетичной; в то же время связь их с газами пород, подстилающих продуктивную, сомнении не вызывает». В соответствии с этим, М.В. Абрамович, в отличие от ранее допускавшихся представлений, считает, что соседство вулканов с залежами нефти и газа в продуктивной толще, которое наблюдается в ряде случаев в Азербайджане, еще не говорит о генетической связи между ними. Зато грязевые вулканы, по его мнению, убедительно и уверенно говорят о другом, «о богатстве газом, а также надо полагать, и нефтью, подстилающих продуктивную толщу слоев, о чем давно говорили И.М. Губкин и другие геологи». Практический вывод из этого один: выявить и освоить это богатство в наиболее, понятно, быстрые сроки, с максимальной экономией денежных средств, материально-технических ресурсов и человеческого труда.
Мы полностью согласны с М.В. Абрамовичем, что в настоящее время «разведочное поисковое бурение на этих площадях (на мезозой — в первую очередь, и отложения, подстилающие продуктивную толщу — А.К.) — одна из очередных задач выявления новых газовых ресурсов Азербайджана».
В заключение следует отметить, что согласно точке зрения И.М. Губкина, нефть и газ, образовавшиеся в отложениях, подстилающих продуктивную толщу, поднимались из нефтематеринских пород также и под влиянием выжимающего действия вертикального давления и вследствие действия законов, управляющих движением в капиллярах. Подобная миграция и формирование в результате ее нефтяных (и газовых) заложен (месторождении), в отложениях продуктивной толщи могли происходить только там, где «газо- и нефтепроизводящие породы находились на такой глубине, которая обеспечивала бы соответствующие давление и температуру, и где вместе с тем эти материнские породы приходили в соприкосновение с ядром протыкания».
Благодаря этому образовавшиеся нефть и газ, продвигаясь из нефтематеринских свит по системе трещин к ядру, накапливались здесь в виде залежей в рыхлых породах продуктивной толщи, облекавших ядро.
Так представлял себе в 1933 г. И.М. Губкин формирование нефтяных месторождений в продуктивной толще на Апшеронском полуострове и прилегающих к нему площадях, территориально отвечающих юго-восточной части Кавказа, когда освещал свои взгляды по рассматриваемому вопросу в докладе «Тектоника юго-восточной части Кавказа в связи с нефтеносностью этой области», прочитанном на XVI сессии Международного геологического конгресса и изданном на русском и английском языках в 1934 г.
Как можно видеть из изложенной нами выше предреволюционной деятельности И.М. Губкина па Апшеронском полуострове, эти взгляды зародились у него еще в тот период, когда он проводил здесь свои первые исследования (1913—1915), и в этом отношении совершенно прав А.А. Ализаде (1946), когда указывает, что он (И.М. Губкин) рассматривал залежи нефти в продуктивной толще как вторичные залежи, при формировании которых имела место миграция нефти из подстилающих нефтематеринских свит.
Однако, как нам представляется, А.А. Ализаде должен был учесть, что изложение И.М. Губкиным рассмотренных взглядов было сделано им до открытия на Апшеронском полуострове калинской свиты (KaC). Надо полагать, что если бы И.М. Губкин располагал теми материалами по результатам разведки калинской свиты на Апшеронском полуострове, какими пользовался Ш.Ф. Мехтиев и какие изложил в своей статье Б.К. Бабазаде, то он, несомненно, внес бы определенные поправки в свои представления о вторичности залегания нефти в отложениях продуктивной толщи на Апшеронском полуострове и прилегающих к нему площадях и допустил бы наличие здесь и первичных залежей нефти.
В этом отношении интересно обратить внимание на то обстоятельство, что И.М. Губкин прозорливо для того времени предугадывал возможность отложения на Апшеронском полуострове калинской свиты в весьма благоприятной для нефтегазообразования обстановке, в прибрежной зоне послепонтического моря.
Бот что писал он, предварительно отмечая, что восточно-кавказская орогеническая фаза наступившая после отложения понтического яруса, сыграла исключительную роль в усилении разницы между зонами высокого и низкого давления: «В результате ее (орогенической фазы —А.К.) очевидно значительные части частного геосинклинала сделались сушей. Эта суша, по-видимому, занимала не меньше всей южной половины нынешнего Каспийского моря. Возможно, что море отступило в наиболее глубокие части, где происходило непрерывное отложение осадков. Намеком на это служат данные, по-видимому, согласного залегания понта и продуктивной толщи в районе Джората. Во всяком случае понтическая суша во время отложения некоторых наиболее характерных горизонтов нижнего отдела продуктивной толщи, известных под неправильным названием «перерывов», уже энергично размывалась и сносилась в бассейн, в котором шло отложение продуктивной толщи. Накопление осадков совершалось столь быстро, что бассейн переполнялся ими до краев, и наступали исключительные условия континентального режима. В этих условиях произошло образование всего среднего отдела продуктивной толщи с его мощнейшими песками...»
В этом отношении совершенно правилен и весьма важен вывод, к которому пришел Б.К. Бабазаде, о том, что «в калинской свите выражены признаки нефтепроизводящих свит».
Надо отметить, что нельзя было в 1940 г., когда уже имелся богатый материал по изучению калинской свиты, полученный в результате десятилетней разведки ее отложений, когда в широком, региональном аспекте была установлена промышленная нефтеносность нижнего отдела продуктивной толщи в целом и всесторонне выявлены условия, а также особенности его осадкообразования, и в частности KaC, по внести необходимых уточнений в представления И.М. Губкина о залегании нефти в продуктивной толще Апшеронского полуострова. Разве допущение первичной нефтегазоносности калинской свиты, которое делают В.В. Вебер, Ш.Ф. Мехтиев и Б.К. Бабазаде и которое полностью разделяет автор, исключает в какой-либо мере возможность миграции нефти и газа в нижний и отчасти в верхний отдел продуктивной толщи из подстилающих ее нефтематеринских свит?
Большой интерес представляют исследования С.Т. Овпатанова и Г.П. Тамразяна, которые допускают возможность нефтеобразования не только в нижнем, но и в верхнем отделе продуктивной толщи при наличии конечно благоприятных для этого условий.
Из сказанного ясно, какое большое научное и теоретическое значение имела и имеет калинская свита продуктивной толщи для геологов-нефтяников. В результате ее изучения получены новые данные в области палеогеографии, палеотектоники, нефтегазообразования и формирования залежей нефти и газа в Апшеронской области.
Мы полагаем, что сделали правильно, подробно осветив историю развития нефтяной геологии в Азербайджане, потому что считаем, что деятельность бакинских геологов-нефтяников является практической школой нефтяной и особенно нефтепромысловой геологии.
Весьма много полезного в дело прогрессивного развития этой науки и, к частности, нефтепромысловой геологии, внесли геологи-нефтяники других нефтеносных районов нашей страны.