Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




18.10.2017





Яндекс.Метрика
         » » Развитие магматизма на Горном Алтае, Борщовочном кряже и Малом Хингане

Развитие магматизма на Горном Алтае, Борщовочном кряже и Малом Хингане

12.11.2017

В отношении этих районов ограничусь кратким изложением сравнительного сопоставления магматических, преимущественно палеозойских комплексов, проведенного мной еще в работе 1949 г. Отмечу лишь в дополнение к излагаемым кратким выводам, что после 1949 г. был подтвержден верхнепалеозойский возраст гранитов Атуургола (Горный Алтай): Н.И. Полевой определен для них K-Ar методом абсолютный возраст, равный 250 млн. лет.
Горный Алтай. В пределах Курайского хребта и междуречья Башкаус—Чулышман выделяются три структурные зоны, в каждой из которых развиты особые ассоциации интрузивных пород.
В пределах зоны северных склонов Курайского хребта развита ассоциация кристаллических сланцев, глубоко измененная процессами натриевого метасоматоза, с превращением их в альбит-олигоклазовые гнейсы и амфиболиты. Кристаллические сланцы интрудируются пластовыми телами ультраосновных пород, диоритов и тоналитов. На заключительной стадии формирования комплекса внедряются мелкие тела натриевых гранитов и жильных гранит-порфиров, для которых при гранитном составе характерно малое содержание калия, что проявляется почти в полном: отсутствии калиевого полевого шпата.
Для кислых интрузий комплекса и для вмещающих пород, подвергнутых процессу натриевого метасоматоза, связанного с этими интрузиями, характерно развитие специфической роговой обманки и натриевого плагиоклаза (для ранних стадий вследствие альбитизации). В пределах центральной структурной зоны, где не происходило внедрения кислых членов комплекса, обусловливающих метасоматическое изменение интрудированных пород, развиты лишь основные члены комплекса. Примером такой ассоциации является тельденовская серия пород, представленная спилито-диабазовой с кератофирами формацией, интрудированной ультраосновными породами (серпентиниты, пироксениты и др.) и габбро-диоритами. Для эффузивных членов этого комплекса также характерны натриевый тип пород и обогащение их титаном.
Возраст интрузий комплекса, прорывающих спилито-диабазовую формацию нижнего кембрия, не моложе среднего палеозоя.
Как наиболее древние породы (каледонские), интрузии этого комплекса развиты и в третьей структурной зоне — каракемской, где гнейсированные тоналиты и диориты слагают субстрат, в который внедрились интрузии следующего цикла.
Каракемский комплекс представлен интрузиями гранодиорптов, подвергающихся последующей микроклинизации, лейкократовых гранодиоритов с оторочкой диоритов и интрузиями светлых мусковитовых, существенно микроклииовых гранитов (аляскиты).
Химизм гранитоидов этого комплекса, а также особенности оптики отдельных минералов оказываются резко отличными от соответствующих данных для курайской серии пород и сходными с таковыми же данными для верхнепалеозойских интрузий других областей.
Центральная структурная зона, сложенная в основном палеозойской толщей эффузивов и сланцев, отделена разрывами северо-западного простирания от зоны Курайского хребта и каракемской зоны. Вдоль разрыва, отделяющего центральную зону от зоны Курайского хребта, обнажаются изолированные гранитные интрузии, имеющие куполообразную форму.
Совокупность структурных признаков, соотношений гранитов с вмещающими породами, сохранение реликтовых минералов, указывающее на быстроту кристаллизации магмы, говорят о сравнительно гипабиссальных условиях кристаллизации этих интрузий.
Возраст интрузий этого типа послесреднедевонский, но не моложе верхов палеозоя.
Восточное Забайкалье. На основании детальных петрографических работ в нижнем течении рек Онон и Унда интрузивный магматизм изученной части Восточного Забайкалья выглядит следующим образом.
Наиболее древними магматическими образованиями являются гнейсированные породы серии, представленной амфиболитами, серпентинитами, плагиогранито-гнейсами и лейкократовыми альбитовыми гранито-гнейсами типа натриевых аляскитов. Помимо натриевого облика кислых членов этой серии, для нее характерно обильное развитие минералов эпидот-цоизитовой группы и отсутствие калиевого полевого шпата. Возраст интрузий этого комплекса определяется условно как докембрийский или инжнепалеозойский. Площади развития этого комплекса обычно отделены разрывами от структур, в которых развиты серии изверженных пород другого типа.
Ю.П. Деньгин выделяет среднепалеозойскую спилито-кератофировую формацию и ингодинскпй комплекс основных интрузий.
Следующий по возрасту интрузивный комплекс, по нашим данным, представлен интрузиями амфибол-биотитовых равномернозернистых гранодиоритов с оторочкой в ряде участков приконтактовой зоны из диоритов. Комплекс слагает крупные площади в обособленной структурной зоне.
К более поздним стадиям формирования этого комплекса относится внедрение меньших по объему интрузий лейкократовых гранодиоритов монцонитовой структуры, с малым содержанием калиевого полевого шпата. Граноднориты ранней стадии секутся жилами спессартитов. Последней стадии формирования отвечают мелкие тела и жилы аляскитовых гранитов с щелочным плагиоклазом и с повышенным содержанием калиевого полевого шпата по сравнению с гранодиоритами ранней стадии. Этот этап интрузивной деятельности, видимо, отвечает формированию ассинского комплекса умеренно кислых гранитоидов среднего карбона по Ю.П. Деньгину. Более позднему этапу отвечает формирование сложных многофазных интрузий микроклиновых, часто порфировидных гранитов даурского комплекса. Возраст их по биотиту 220—235 млн. лет. Аляскиты, с ними связанные, имеют возраст 190 млн. лет.
В пределах поднятой зоны Борщовочного кряжа, отделенной разрывами от охарактеризованных комплексов, развита сложная серия пород, которая может быть расчленена следующим образом.
Породы, слагающие структуру и вмещающие последующие интрузии, представлены в сильнейшей степени катаклазированными и гнейсированными разностями. Среди них весьма существенную роль играют диориты и граноднориты, аналогичные, по сохранившимся реликтам специфичных минералов, породам интрузии первой стадии формирования среднепалеозойского комплекса и меньше — породам эффузивно-сланцевой свиты, превращенным в кристаллические сланцы.
Породы указанного состава были подвергнуты интенсивному катаклазу до превращения в милониты, после того в той или иной мере они были гранитизированы с метасоматическим преобразованием их в порфировидные гранодиориты и граниты. Вмещающие породы, подвергнутые калиевому метасоматозу, были интрудированы малослюдистыми калиевыми гранитами. Последние сопровождались жильной серией существенно альбитовых гранитов и пегматоидных тел.
К важнейшим особенностям состава и структуры пород этой серии может быть отнесено метасоматическое развитие калиевого полевого шпата с постоянными константами, отличными от констант кали-натриевого полевого шпата других интрузий. Интрузии этого типа, внедряясь в ранее мигматизированные и гранитизированные породы, не сопровождаются базифицированными (диорит, монцоннт и др.) оторочками. Установление времени формирования порфиробластового кали-натриевого полевого шпата Борщовочного кряжа требует специальных исследований.
Малый Хинган. Среди интрузивных пород района Малого Хингана могут быть выделены два территориально обособленных комплекса пород.
1. Амурский интрузивный комплекс представлен серией пород: габбро-амфиболиты, змеевики, тоналитовые гнейсы, лейкократовые плагиоклазовые гранито-гнейсы. Вмещающими породами этого комплекса являются слюдистые сланцы, амфиболиты и гранатовые амфиболиты. Для кристаллических сланцев, вмещающих кислые интрузивные члены серии, характерно развитие минералов эпидотовой группы и наложение процессов натриевого метасоматоза, что вело к превращению сланцев в существенно альбитовые породы со специфической роговой обманкой. Более ранние члены комплекса (габбро-амфиболиты) в разной степени захвачены метасоматическим воздействием кислых интрузий — источника богатых натрием производных. Возраст интрузий амурского комплекса условно нижнепалеозойский.
В тех участках развития древней серии пород, где происходит внедрение интрузий более молодого комплекса, амфиболиты кровли преобразовываются в микроклиновые порфировидные гранодиоритовые гнейсы.
2. Биробиджанский интрузивный комплекс представлен серией пород: диориты, порфировидные гранодиориты, порфировидные граниты, а также обособленными мелкими телами лейкократовых гранитов с диоритовыми оторочками. Наиболее поздними членами комплекса являются аляскитовые граниты и обильные пегматитовые жилы.
Для комплекса в целом характерна подавляющая (по площади развития) роль гранитных пород и главным образом порфировидных их разностей. При формировании порфировидных гранитов имел место процесс микроклинизации ранних интрузивных фаз и частью вмещающих пород, подобный описанному для кавказских гранитоидов.
Всем породам комплекса свойственно наличие калиевого полевого шпата, представленного в порфировидных разностях типичным микроклином, а в мелких телах — сателлитах — разновидностью, по оптическим свойствам близкой к анортоклазам. С интрузиями лейкократовых гранитов комплекса связан интенсивный контактовый метаморфизм вмещающих сланцев с образованием андалузитовых, силлиманитовых и турмалиновых разностей.
По возрасту интрузии комплекса относятся к верхнепалеозойским.
Помимо этих двух главных серий изверженных пород, в том же районе встречаются мелкие обособленные тела сиенитов с анортоклазовым полевым шпатом и турмалиновых гранитов. Они могут быть сателлитами интрузий биробиджанского комплекса, что, по некоторым косвенным соображениям, более вероятно, но могут быть и членами другого, более молодого интрузивного комплекса.