Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




18.10.2017





Яндекс.Метрика
         » » Магматические формации как индикаторы тектоно-магматического развития подвижных областей (на примере Кавказской подвижной области)

Магматические формации как индикаторы тектоно-магматического развития подвижных областей (на примере Кавказской подвижной области)

14.11.2017

Одна из фундаментальных проблем современной геологии заключается в выяснении зависимости типа магматизма от геодинамического режима подвижной области на разных этапах ее эволюции. Естественные ассоциации магматических горных пород несут информацию о физикохимических условиях, господствовавших на уровнях магмообразования, об изменении этих уровней в процессе эволюции подвижной области, о специфике энергетических явлений, которые в конечном счете обусловливают преобразование земной коры. Сравнительный анализ конкретных магматических формаций позволяет на фоне общих закономерностей выявить особенности развития отдельных регионов.
Длительное изучение магматизма Большого Кавказа, основы которого были заложены крупными отечественными петрографами Ф.Ю. Левинсон-Лессингом и Д.С. Белянкиным, позволило в настоящее время подойти к выделению и исследованию естественных ассоциаций магматических горных пород, отвечающих последовательным этапам его тектонической истории.
В предлагаемой статье рассматриваются главнейшие магматические формации Большого Кавказа, характеризующие последовательные этапы развития слагающих его структурно-формационных зон (фиг. 1).
Мегантиклинорий Большого Кавказа с севера на юг подразделяется на четыре крупные структурно-формационные зоны, различающиеся историей геологического развития и глубинным строением. Границы между этими зонами определяются долгоживущими разломами субширотного простирания.
Бечасынская зона представляет собой южную окраину эпигерцинской Скифской плиты, активизированную в мезокайнозойское время. Для этой зоны характерно двухъярусное строение. Фундамент ее сложен дислоцированными кристаллическими породами докембрия и нижнего палеозоя, а осадочный чехол — моноклинально залегающими отложениями мезозоя и кайнозоя, в которых размещены субплатформенные мезокайнозойские магматические образования.
Зона Передового хребта — область заложения среднепалеозойского геосинклинального прогиба с развитием соответствующих осадочных и магматических формаций. К верхнему карбону—перми в пределах этой зоны устанавливаются субилатформенные условия, отмеченные образованием красноцветной пермской молассы и специфической гранитоидной вулкано-плутонической формации. В течение большей части мезозоя и весь кайнозой эта зона вместе с расположенной севернее Бечасынской ведет себя как единая субплатформенная структура.
Зона Главного хребта представляет собой систему из ряда горст-антиклинориев, разделенных узкими и глубокими грабен-сииклинорнями. Субстрат этой зоны сложен кристаллическими сланцами и гнейсами додевонского возраста, прорванными и глубоко измененными формациями верхнепалеозойских (посленижнекарбоновых) гранитоидов. Широко развита в зоне Главного хребта мощная толща сильно дислоцированных филлитоподобных сланцев, вопрос о возрасте которых дискутировался еще 100 лет тому назад и до сих пор не решен однозначно. Г.Д. Афанасьев неоднократно высказывал мысль о доюрском возрасте части сланцев Главного хребта.
В последующие годы получены новые факты, свидетельствующие о двухъярусном строении сланцевой толщи.
Верхний ярус сложен песчано-глинистыми отложениями с большим количеством вулканических пород основного состава. Эта часть толщи смята в коробчатые складки, а местами залегает моноклинально. Нижний ярус представлен филлитовидными сланцами, смятыми в изоклинальные складки и прорванными дайками диабазов и лейкодиабазов. В основании верхнего яруса М. К. Сухановым в бассейне р. Фиагдон собрана фауна, которая, по определению Л.Д. Кипарисовой и Л.В. Сибиряковой, относится к верхам триаса — низам юры. Там же М.К. Сухановым собрана флора, характерная, по определению Н.А. Добрускиной, также для конца триаса — начала юры. Таким образом, верхняя, полого залегающая часть сланцевой толщи спорного возраста, не древнее верхов триаса, и в целом своем объеме отвечает, по-видимому, нижней — средней юре. Филлитовидные же сланцы нижнего яруса с прорывающими их дайками диабазов и лейкодиабазов определенно доюрского возраста.
Таким образом, в строении зоны Главного хребта принимают участие две разновозрастные и разнопостроенные сланцевые толщи. Указанное обстоятельство имеет важное значение для понимания тектонического режима зоны Главного хребта в палеозое и раннем мезозое, а также для суждения о возрасте базитовых формаций, относимых ранее к единому «диабазовому поясу» Главного хребта.
Зона Южного склона — это наиболее глубоко и длительно погружавшаяся в течение альпийского тектоно-магматического цикла эвгеосинклиналь Большого Кавказа. В основании она сложена метаморфизованными толщами палеозоя, выходящими в виде опущенных изолированных участков, которые перекрыты мощными отложениями терригенной юры и верхнемезозойского флиша и сильно смяты в изоклинальные складки. На севере зона Южного склона сочленяется с зоной Главного хребта по системе субширотных длительно развивающихся разломов.
Транскавказская поперечная зона. В позднеальпийское время доминирующую роль начинают играть тектонические движения вдоль долгоживущих субмеридиональных разломов глубокого заложения. Вырисовываются контуры структурных зон антикавказского простирания. Одной из таких крупнейших структур является Транскавказская поперечная зона, зарождающаяся на юге Восточно-Европейской платформы, секущая в субмеридиональном направлении структуры Большого и Малого Кавказа и уходящая на юг, в Иран и Турцию.
Длительная устойчивость Транскавказской поперечной зоны, связь ее границ с крупными субмеридиональными разрывами, а также продолжение некоторых элементов структуры в глубь платформы, на что в свое время указывал еще Н.С. Шатский, позволяют предполагать, что границы этой зоны контролируются линеаментами очень больших глубины, протяженности и древности заложения.
На роль этой структуры в пространственном размещении магматических пород в разное время указывали Г.Д. Афанасьев, М.А. Кашкай, Е.Е. Милановский, В.Е. Хайн и многие другие исследователи.