Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




18.10.2017





Яндекс.Метрика
         » » Итоги рассмотрения явления гранитизации на примере палеозойских магматических циклов Северо-Западного Кавказа

Итоги рассмотрения явления гранитизации на примере палеозойских магматических циклов Северо-Западного Кавказа

15.11.2017

Рассмотрение проявлений магматизма палеозойского времени на Северо-Западном Кавказе показывает, что формирование некоторых разновозрастных комплексов пород включает интрузивные, экструзивные и эффузивные фации. Породы разных фаций одного комплекса по общему типу, а в особенности по специфике состава достаточно сходны между собой (уруштенский комплекс натриевых гранитоидов и верхнепалеозойский комплекс красных гранитов). Эти наблюдения уже позволяют предполагать магматическое происхождение главных типов пород (в том числе и гранитов) этих комплексов, при участии процессов загрязнения интрудирующих магм ассимилируемыми породами субстрата.
Формирование разновозрастных интрузивных комплексов происходило в несколько последовательных фаз. Изучение контактных зон, в особенности для интрузий гипабиссальной фации, краткие результаты которого приведены выше, показывает, что главная роль в формировании массивов гранитных и других пород принадлежала магматическим процессам, при одновременном большом преобразующем воздействии на вмещающие породы внедряющейся магмы и выносимых из нее наиболее подвижных частей. Подвижные компоненты выносятся во вмещающие породы чаще всего непосредственно из магматических масс, интрудированных до места консолидации. В некоторых случаях их поднятие в верхние части земной коры представляет некоторый этап эволюции магматического очага, располагающегося на глубине, под вмещающими массами.
Наиболее часто наблюдается количественно ограниченный процесс фельдшпатизации, связанный непосредственно с интрузивными телами. В значительно больших масштабах фельдшпатизация, приводящая к глубокому преобразованию ранее сформированных магматических пород и их вмещающих осадочных и метаморфических толщ, вплоть до образования гранитовидных пород, вероятно, связана (как это вытекает из вышеприведенного) с самостоятельным этапом эволюции очага. При этом нижнепалеозойские ассоциации пород, для которых натриевый состав вообще специфичен, испытывают фельдшпатизацию в виде альбитизации. Для среднепалеозойских интрузий этап фельдшпатизации выражен микроклинизацией, и все преобразования связаны с процессом калиевого метасоматоза при участии кремнекислоты (порфировидные гранитоиды комплекса Главного хребта за счет микроклинизации диоритов, гранодиоритов и вмещающих сланцев).
В условиях абиссальной фации явления фельдшпатизации, в особенности обусловленные самостоятельным этапом формирования комплекса, могут быть рассматриваемы как типичное проявление гранитизации, так как при этом происходит превращение твердых пород в гранитовидные без перехода в расплавленное состояние.
В условиях гипабиссальной обстановки, при наличии более низкого давления и малого объема интрузивных масс, явления фельдшпатизации развиты в сравнительно небольшой степени, и степень преобразования вмещающих пород метасоматическим путем подвижными компонентами магмы весьма далека от превращения их в граниты. Пример верхнепалеозойской серии гранитных пород в их гипабиссальных интрузивной и экструзивной фациях показывает, что явления фельдшпатизации не сопровождают внедрение этих гранитов. Контактные явления сводятся к перекристаллизации и ороговикованию вмещающих пород.
Резюмируя изложенное выше, можно сказать, что образование гранитных пород в составе естественных ассоциаций горных пород разного возраста, выделяемых нами в интрузивные комплексы, связано главным образом с кристаллизацией их из магмы, состав которой специфичен для разновозрастных комплексов.
Явления гранитизации, т. е. метасоматического преобразования пород субстрата гранитизирующими агентами в гранитоподобные породы, имеют подчиненное значение по сравнению с магматическими процессами и наибольших масштабов достигают в условиях абиссальной обстановки формирования интрузивных комплексов, имея своим источником магматические массы.
Одним из «убедительных» доводов, ставящим под сомнение магматическое образование гранитов, служит недоумение, каким образом гранитные массы могут заполнить занимаемые ими объемы, подчас громадные. Единственное объяснение этому гранитизаторы видят в метасоматическом способе образования гранитов путем замещения (обменных реакций) осадочных толщ земной коры гранитизирующими агентами неопределенного состава и неопределенной физической природы. Магматисты, оспаривая такое объяснение, в свою очередь, предлагают гипотезу обрушивания кровли и ее постепенной ассимиляции, что согласно существующим мнениям не соответствует ассимилирующей способности гранитной магмы по отношению к породам близкого состава.
В связи с этим следует сказать, что о свойствах гранитной магмы мы имеем представление только по кислым лавам, которые вряд ли тождественны по своим свойствам гранитным магмам интрузивной фации (с точки зрения активности в условиях высокого давления и разнообразного, подчас, несомненно, высокого, в них содержания таких подвижных компонентов, как щелочи, фтор, бор, углекислота и др.). Нa примере отдельных интрузивных фаз даже одного интрузивного цикла Северо-Западного Кавказа (комплекс Главного хребта) можно наблюдать разную степень активности гранитных интрузий по отношению к вмещающим породам (сравнить, например, воздействие интрузий серых гранитов и интрузий аляскитов па вмещающие породы!).
Учитывая, что физико-химическая природа взаимодействия гранитной магмы с вмещающими породами в условиях абиссальной и гипабиссальной обстановки еще не освещена в достаточной степени экспериментальными исследованиями, правильнее придерживаться взгляда, что заполнение гранитами пространства происходит в результате взаимодействия активной магмы с вмещающими породами при их структурной тектонической подготовленности. Это подкрепляется наблюдающимися геологическими фактами: мелкозернистые краевые оторочки, оплавленные ксенолиты пород кровли, часто не сохраняющих того положения в пространстве, которое им полагалось бы занимать в случае метасоматического преобразования вмещающей их среды.
Дискуссия о магматическом или немагматическом происхождении гранитных массивов, длящаяся около 100 лет, в значительной мере обусловлена тем, что наряду с известными нам, сейчас протекающими геологическими процессами мы не в состоянии непосредственно наблюдать глубинный процесс формирования интрузий. Отсутствие такого вполне доказательного фактического материала, порождая бесконечные споры, подкрепляемые каждой спорящей стороной, казалось бы, очень убедительными доводами, отодвигает на очень далекое будущее действительно правильное решение проблемы. При этом надо отметить, что спорящие направления часто разноречивы, так как, изучая отдельные области развития гранитов разного возраста, разного структурно-фациального положения, они могут быть более или менее правы в трактовке происхождения изученных ими гранитов, но при перенесении на граниты других областей эти выводы могут оказаться ошибочными. К примеру говоря, в таком положении можно оказаться, перенося выводы, полученные при изучении архейских гранитов платформенных областей, на палеозойские или мезозойские граниты складчатых зон.
Проблема происхождения гранитов и многие другие сложные вопросы петрогенезиса и рудообразования быстрее и с большим успехом могут быть выяснены, если при наших исследованиях магматизм той или иной геоструктурной области будет изучен в его историческом развитии, с учетом влияния среды, т. е. вмещающих толщ.
Изучение магматических комплексов, представляющих ассоциации близких по возрасту структурно-территориально сопряженных изверженных пород, обладающих общей спецификой состава и единством происхождения, представляет собой совершенно необходимый путь исследования, который может пролить свет на ряд сложных вопросов петрогенезиса.
Изучение магматических серий пород, в том числе и гранитоидного состава, в эффузивной, экструзивной, гипабиссальной интрузивной и абиссальных фациях — это логически правильное использование того неоспоримого факта, что магма близкого к гранитам состава образуется в земной коре. Последнее неоспоримо доказывается наличием сейчас или недавно действовавших вулканов с их лавовыми излияниями липаритов, риолитов и дацитов.
Наконец, в решении вопросов петрогенезиса, в том числе и вопроса о происхождении гранитов, большую роль должен сыграть эксперимент — моделирование предполагаемых для глубин земной коры природных процессов. Современные технические возможности допускают это.