Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




18.10.2017





Яндекс.Метрика
         » » О происхождении гранитов

О происхождении гранитов

15.11.2017

Вопрос о происхождении гранитов, тесно связанный с общей проблемой петрогенезиса и с общепланетарной проблемой дифференциации вещества Земли, еще далек от своего разрешения. Это объясняется неполнотой геолого-петрографических наблюдений, недостаточным знанием истории геологического развития отдельных областей, недостатком фактов, даваемых геофизическими исследованиями, и, наконец, тем, что эксперименты с расплавами пока не выходят из круга «сухих» систем.
Зарубежные петрологи Ниггли, Боуэн, Рид, Баклунд и другие выступили в последние годы (1942—1947) с итоговыми статьями, в которых, используя в основном опыт иностранных же петрографов, освещают современное состояние проблемы гранитов.
В статьях Боуэна не приводится убедительных, точно сформулированных аргументов ни в пользу магматического происхождения гранитов,, ни против теории гранитизации.
Рид, говоря о фельдшпатизации, используя при этом труды петрографов французской школы, а также работы Харкера, Гольдшмидта, Андерсона, Рейнольдс, Спенсера, считает, что теория магматизма не в состоянии объяснить образование порфиробласт (и вкрапленников) калиевого полевого шпата в гранитах, в ксенолитах среди этих гранитов и, наконец, во вмещающих сланцах. Если осадочное происхождение включений (ксенолитов) доказать можно, то никто не может доказать магматического происхождения содержащих их порфировидных гранитов.
Проблема гранитов, включающая ряд таких сложных вопросов, как «проблема пространства», источник происхождения и способ перемещения гранитного вещества в земной коре, ставит целью анализ природных явлений, недоступных непосредственному наблюдению. В то же время имеются такие явления, как, с одной стороны, излияния огненно-жидких расплавленных лав гранитного состава, а с другой — фельдшпатизация осадочных твердых пород без их переплавления, с образованием пород, приближающихся к гранитам.
Рассматривая зарубежные работы, мы убеждаемся, что они не могут помочь нам в решении проблемы гранитов в целом, поскольку высказываемые в них суждения недостаточно аргументированы точными наблюдениями и фактами. Большинство зарубежных авторов не учитывают поступательного развития процессов, происходящих в земной коре, в том числе и процессов магматизма и меняющейся роли среды в ее взаимодействии с различными магматическими массами.
Взгляды советских петрографов на происхождение гранитов прежде всего и полнее всего отражены в работах академика Ф.Ю. Левинсон-Лессинга — последовательного сторонника магматического происхождения гранитов.
Ф.Ю. Левинсон-Лессинг в одной из своих последних работ, в разделе «Кризис магмы», указывает, что со стороны метаморфических процессов (инъекционный метаморфизм) и процессов ассимиляции имеется угроза самому существованию интрузивной магмы. При этом он отмечает, что в результате процессов двойного обмена могут получаться породы, в общих чертах тождественные тем или иным магматическим породам, но такие случаи Ф.Ю. Левинсон-Лессинг объясняет возможностью конвергенции в процессах петрогенезиса.
Академик Д.С. Белянкин, признавая возможность участия магматических расплавов в образовании интрузии, вместе с тем учитывал большую роль летучих производных магмы. Он придавал большое значение изучению контактных процессов. Обоснованные теории о соотношении магматизма и метаморфизма, в том числе и процессов гранитизации, с учетом глубинности протекания этих процессов, высказали в последнее время В.А. Николаев и Н.А. Елисеев. Среди советских геологов убежденным сторонником метасоматического происхождения большинства гранитов является Н.Г. Судовиков. Интересные данные о гранитах архея Восточной Сибири опубликованы Н.В. Фроловой. Естественно, что представления этих исследователей, формировавшиеся на основе материала из областей с чрезвычайно интенсивным проявлением метаморфических процессов (докембрий Карелии и Восточной Сибири), не позволили им четко отграничить интрузивные образования гранитоидов магматического происхождения от тесно с ними связанных фельдшпатизированных и мигматизированных (гранитизированных) толщ, вмещающих интрузии.
Вопрос о магматическом или немагматическом происхождении гранитных пород связан с более общей проблемой — дифференциации вещества земной коры. Наиболее распространенные космогонические гипотезы допускают, что независимо от первичного происхождения земного вещества к моменту начала геологической истории Земли вещество земной коры дифференцировалось в схеме на «сиаль» и «сима» в наружных частях коры. Термодинамические условия земной коры этого начального периода пока недостаточно расшифрованы. Несомненно, архей дал наибольшие массы гранитных пород, частью в виде явных интрузий, частью в виде пород сложного происхождения (связанного с наложением процессов глубинного метаморфизма).
Вопросы магматизма, имеющие отношение к космогоническим проблемам, были частично затронуты в моей статье 1953 г.
В настоящей статье основное внимание уделяется Земле.
Послеархейские образования гранитных масс приурочены в основном к областям горных складчатых сооружений, и периодичность их проявления тесно связана с тектоническими процессами.
Конкретное рассмотрение эволюции последокембрийского магматизма и образования послеархейских гранитных интрузий в последние годы проведено мной па примере Северо-Кавказской складчатой и некоторых других областей. Это позволило прийти к следующим главнейшим выводам о соотношении между магматическими и метасоматическими процессами при формировании гранитоидных пород в этих областях.
Изучение развития магматизма в пределах складчатой зоны Северного Кавказа в историческом разрезе показывает, что: 1) гранитоидные массивы не образовались на месте, а интрудировали; 2) формирование некоторых разновозрастных комплексов включает интрузивные и эффузивные, а также экструзивные фации пород гранитоидного состава; 3) формирование разновозрастных интрузивных комплексов протекало в течение длительного времени, в несколько последовательных фаз, существенно отличавшихся особенностями состава гранитоидов и характером их взаимодействия с вмещающими породами; 4) условия формирования интрузий — фациальная их принадлежность, объем интрузивных масс и специфика их вещественного состава — определяют наличие гранитизации и масштабы ее проявления.
В условиях абиссальной фации формирования интрузивных комплексов явления фельдшпатации (с привносом кремнекислоты) могут рассматриваться как типичное проявление гранитизации. При этом сохраняются унаследованные текстуры пород, подвергающихся гранитизации, чем и объясняется постепенность перехода гранитов в гранито-гнейсы и гнейсы аналогичного состава.
Рассматривая вопросы генезиса гранитоидов, П.Н. Кропоткин и В.С. Коптев-Дворников большое значение придают ассимиляции вмещающих пород внедряющейся магмой аляскитового состава, палингенной по происхождению, создающей гибридные породы — гранодиориты и др. Эти положения находятся в противоречии с описываемыми ими фактами.