Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




18.10.2017





Яндекс.Метрика
         » » Магматические формации мезозоя-кайнозоя

Магматические формации мезозоя-кайнозоя

17.11.2017

К началу альпийского тектоно-магматнческого цикла, охватывающего период от юры до антропогена, горное сооружение Большого Кавказа уже представляло собой систему разнопостроенных структурно-формационных зон субширотного простирания, унаследованных с нижнего и среднего палеозоя.

В табл. 3 показано размещение магматических формаций мезозоя-кайнозоя в структурных зонах Кавказа, а в табл. 4 приведены химические составы типичных пород мезозоя—кайнозоя.

Диабаз-кератофировая формация (J1-2). В нижней и особенно в средней юре (байос) в пределах зоны Южного склона формировалась диабаз-кератофировая формация, отвечающая этапу наибольшего прогибания этой зоны. Вмещающими породами этой формации являются мощные отложения аргиллитов и глинистых сланцев лейаса и доггера. Диабазы, диабазовые порфириты и реже спилиты распространены в виде широкой полосы северо-западного простирания, прорезанной ущельями рек Бзыби, Кодорп, Моквы, Гализги, Ингури, Цхенисцкали, Риони, Лиахвы. Среднеюрской вулканогенной толще в разное время посвятили исследования выдающиеся геологи (Г.В. Абпх, А.И. Джанелидзе, Д.С. Белянкин, П.Д. Гамкрелидзе, Г.С. Дзоцепидзе и многие другие).
Главными типами пород формации являются авгит-лабрадоровые порфириты, альбитизированные, преимущественно плагиоклазовые (без цветных минералов) порфириты и значительно менее распространенные спилиты. Порфириты образуют лавовые покровы, дайки и некки, а также межпластовые тела. Широко распространены туфы и туфобрекчии того же состава.

Помимо доминирующих диабазовых порфиритов и спилитов, в составе формации участвуют более кислые породы — натриевые кератофиры (альбитофиры). Выходы их известны в узкой полосе, вытянутой вдоль северного края зоны Южного склона от верховьев р. Лашипсе к верховьям рек Авадхары, Мзымты, Пслуха и Бзерпии. Аналогичные породы развиты и на восток от бассейна р. Лашипсе — к верховьям рек Кодори, Ингури и Риони.

По минеральному и химическому составу породы диабаз-кератофировой формации в общем достаточно однообразны. Важной особенностью химизма пород, объединенных в эту формацию, является их существенно натриевый состав.

К западу от р. Бзыби полоса развития юрских порфиритов резко сужается, и в пределах северо-западного блока Главного Кавказского хребта, т. е. за Пшехско-Адлерской системой субмеридиональных разломов, мы встречаем лишь незначительные проявления этой формации в виде диабазовых порфиритов р. Пшехи и с. Псеушхо и шаровых лав р. Гунайки.

Здесь же, в пределах северо-западного блока зоны Главного хребта (Гойтхский антиклинорий), в бассейне р. Туапсе обнаружены выходы интрузивных пород, описанные ранее как натриевые трахиты. Эти породы слагают пластовые интрузивные тела и дайки, прорывающие аргиллиты аалена. По минеральному и химическому составу «натриевые трахиты» близки к плагиогранитам и, вероятно, являются представителями весьма характерной для геосинклинального магматизма плагио-гранитной формации.



Долеритовая формация (J1-2) Бечасынской зоны. В то время как в пределах мезозойского геосинклинального трога зоны Южного склона развивалась типично геосинклинальная диабаз-кератофировая формация, на Северном склоне Кавказа, в субплатформенной Бечасынской зоне, формировалась существенно иная — долеритовая формация. Наиболее широко долериты распространены на территории Кубано-Малкинского междуречья, где они слагают многоярусные силлы различной мощности, прорывающие терригенный плансбах.

В слабо измененных долеритах нижних ярусов многоэтажных тел обнаружены отдельные зерна оливина. Датирование долеритов K-Ar методом по валовым пробам пород дало значения 170—180 млн. лет.

Базальт-трахитовая формация (J1-2) Бечасынской зоны объединяет вулканогены андезито-базальтового, трахнандезнтового, реже дацитового состава и интрузивные гипабиссальные тела трахитов. Так же как и предыдущая, долеритовая, она отражает специфику юрского магматизма субплатформенной Бечасынской зоны.

Эффузивы широко распространены в приустьевой части бассейна р. Теберды (район г. Карачаевска). Субвулканические тела андезитов и трахнандезитов прорывают отложения плинсбаха, а в ряде мест и нижнего тоара (р. Малая Шоана). Лавы и некки сопровождаются пирокластами того же состава. Экструзивные тела и дайки трахнандезитов известны в бассейнах рек Теберды и Ардона.

В бассейне р. Черек Безенгневский и на водоразделах между Череком Безенгневским п Чегемом песчаники и аргиллиты байоса прорваны силлами трахитов, описанных в свое время как кератофиры. Трахиты представляют собой розоватые или светло-коричневые породы, состоящие из порфировидных выделений альбитизированного ортоклаза, редко щелочного амфибола, титан-авгита и полевошпатовой основной массы. Результаты радиологического датирования трахитов K-Ar методом (155—160 млн. лет), а также определенно установленные факты прорыва отложений байоса трахитовыми силлами дают основание относить эти породы по возрасту к средней юре.

Гранитоидная формация (J2-3). В послебайосское—донижнемеловое время в пределах зон Главного хребта и Южного склона резко сменился геотектонический режим: вместо устойчивого погружения наступил период воздыманий и интенсивной складчатости. Возникли основные антиклинории Северо-Западного, Восточного и Юго-Восточного Кавказа, возродился горстантиклинорий Центрального Кавказа.

На фоне восходящих движений в зоне Южного склона, области ее сочленения с зоной Главного хребта, а также в самой зоне Главного хребта началось формирование сложной и разнообразной по составу гранитоидной формации.

Движения разной амплитуды по системе субмеридиональных глубинных разломов, осуществлявшиеся в течение всего мезозоя—кайнозоя, разделили структурно-формационные зоны на отдельные разно приподнятые блоки. Двигаясь от бассейна р. Ингури на запад, мы последовательно наблюдаем блоки, ступенчато погружающиеся в акваторию Черного моря.

Гранитоидная формация зоны Южного склона развита в бассейнах рек Ингури, Кодорн, Келасури и Гумисты. В них в пределы территории, для которой составлена схема магматических формаций, попадают лишь верховья бассейна р. Ингури, где расположен Верхнесванетский магматический узел. Магматические породы Верхней Сванетии неоднократно описывались в геологической литературе (В.А. Агалин, В.П. Петров и В.П. Еремеев, Г.М. Заридзе и К.И. Чичинадзе, М.А. Фаворская и др.). Они представлены здесь кварцевыми диоритами, кварцевыми сиенит-диоритами, гранодиоритами, гранитами и их конечными производными — аплитами и эвтектоидными микропегматитами. Широко развиты образования, возникшие в результате процессов контаминации и гибридизма.

Близкие в возрастном и петрологическом отношении породы слагают Цейский интрузив в Северной Осетии и Санчаро-Кардывачский магматический узел, описанный в работах В.П. Еремеева, В.А. Мельникова и др. В гипабиссальной и субвулканической фациях гранитоидная формация проявлена на участке западного погружения зоны Главного хребта — западнее Пшехско-Адлерской системы субмеридиональных глубинных разломов. Здесь эта формация представлена гипабиссальными гранодиорит-порфирами и сингенетичными экструзиями гранитоидного состава.

На основании установленных фактов прорыва интрузивами гранитоидной формации терригенных осадков тоара—аалена и вулканогенов байоса (бассейны рек Авадхары, Верхней Гумисты, Кодори) и нахождения гальки гранитоидов в конгломератах валанжнна (бассейн p. Keласури), а также по данным K-Ar датирования возраст всей формации устанавливается как послебайосский—донижнемеловой.

В пределах субплатформениой Бечасынской зоны гранитоидная формация представлена близкими по времени последовательными внедрениями гипабиссальных интрузивов диорит-порфиритов, гранодиорит-порфиров и гранит-порфиров. Эти породы распространены в верховьях р. Мары, в бассейнах рек Эшкакон, Подкумок и на Кубано-Маринском водоразделе.

В Северной Осетии в области сочленения зоны Главного хребта с Бечасынской зоной развиты вулканогены кислого и среднего состава и сопровождающие их субвулканические и гипабиссальные тела гранодиорит-порфиров.

Петрологические и геологические особенности, а также возраст этой эффузивно-экструзивной ассоциации позволяют считать ее фациальным аналогом гранитоидов бассейна р. Мары, развитых в Бечасынской зоне.

Базалът-трахитовая формация (Cr1-2). После интенсивных воздыманий, складчатости и гранитоидного магматизма верхней юры, приведших к относительной стабилизации зоны Южного склона, на границе раннего и позднего мела в ее пределах, а также в пределах Главного хребта и субплатформенной Бечасынской зоны началось формирование гипабиссальных интрузивов субщелочных габброидов. По минеральному и химическому составу эти породы относятся к группе эссекситов, безоливиновых тешенитов и кринанитов. Крайними анхимономинеральными дериватами расплава, из которых образовались субщелочные габброиды, являются трахиты. Дайки и межпластовые тела эссекситов и кринанитов прорывают терригенные отложения юры, карбонатные — альба и нижнего сеномана в бассейнах рек Лoo, Сочи, Агвы и Мзымты в зоне Южного склона. Состоят субщелочные габброиды из вкрапленников основного плагиоклаза и титан-авгита, находящихся в микролитовой плагиоклазовой основной массе, в которой часто присутствует анальцим.

Петрологически аналогичные и одновозрастные субщелочные габброиды образуют дайки и штоки в пределах Гойтского антиклинория, а также в верховьях р. Авадхары, в районе оз. Кардывач и Санчарского перевала.

Дайки и межпластовые тела субщелочных габброидов выявлены и в Бечасынской зоне в бассейнах рек Чегем (с. Булунгу), Черек Безенгневский (села Шики, Думала), Кубань и Теберда.

Радиологическое датирование субщелочных габброидов из перечисленных районов Кавказа дает повторяющиеся значения — 100—110 млн. лет.

Трахиты, синхронные и петрологически родственные габброидам повышенной щелочности, обнаружены на западном окончании зоны Главного хребта в бассейнах рек Пшиш и Пшеxa и на Даут-Кольтюбинском водоразделе Бечасынской зоны.

Формация гипабиссальных субщелочных гранитоидов (N1). Нa границе миоцена и плиоцена в Минераловодском районе Бечасынской зоны в области Эльбрус-Кисловодского поперечного выступа образовались гипабиссальные интрузивные тела гранитоидов повышенной щелочности (Бештау, Змейка, Кинжал, Бык, Джуца и т.д.). Интрузивы прорывают осадочные породы мела, палеогена и нижнего миоцена, а в нижних слоях акчагыльских отложений найдена их галька. Петрография и минералогия интрузивов района Кавказских Минеральных Вод описаны в работах В.Н. Павлинова, Н.Д. Соболева и др. Гранитоиды этого района отличаются порфировой структурой, а по химическому составу варьируют от гранит-порфиров до сиенит-порфиров.

Гранитоидная формация (N23-Q). Верхненеогеновый этап в истории развития магматизма на Большом Кавказе отмечен интенсивными воздыманиями складчатых сооружений и углублением краевых и межгорных впадин. Напряженная магматическая деятельность на Северном Кавказе локализовалась в области Транскавказского субмеридионального поднятия.

Гранитоидная формация N23-Q представляет собой типичную субплатформенную вулкано-плутоническую ассоциацию, состоящую из эффузивной и интрузивной фаций. Эффузивная фация представлена туфами, лавами и игнимбритами липаритового и андезито-дацитового состава,, а интрузивная — гипабиссальными телами гранит- и гранодиорит-порфиров.

В пределах длительноживущих субширотных разломов, а также на пересечении этих разломов со структурами антикавказского простирания развита серия гипабиссальных гранитоидных интрузивов верхненеогенового возраста, впервые открытых на Кавказе Ф.П. Левинсон-Лессингом и детально изучавшихся Д.С. Белянкиным, В.П. Петровым, Г.Д. Афанасьевым, Л.А. Варданянцем, С.П. Соловьевым, Ю.П. Maсуренковым, А.М. Борсуком и другими исследователями.

Проведенное в последние годы радиологическое датирование интрузивов р. Кыртык, ледника Мидагравин, гор Тепли, Калько, Кароби, Цурунгал, Таймази показало, что все интрузивы формировались в узком временном интервале — от 0,5 до 4,5 млн. лет. В этом же интервале находятся радиологические даты, полученные по эльджуртинским гранитам Тырныауза и прорывающим их гранит-порфирам.

Вулканические образования верхненеогенового возраста развиты в бассейнах рек Чегем и Баксан, в Нальчикском районе и в пределах Эльбрусской вулканической области. Представлены они туфами, лавами и ингимбритами липаритового состава. Вулканические центры контролируются крупными глубинными разломами фундамента. В Верхнечегемском и Нижнечегемском районах расположены центры мощных эксплозивных извержений, в результате которых накопились толщи липаритовых игнимбритов и пемзовых туфов.

Геологоструктурное положение и петрографо-минералогическая характеристика продуктов верхненеогенового вулканизма Северного Кавказа детально описаны в работах С.П. Соловьева, К.Н. Паффенгольца, Ю.П. Масуренкова, Е.Е. Милановского, Н.В. Короновскогои др. Основная масса липаритовых лав обычно представлена стеклом кислого состава. В качестве фенокристов присутствуют олигоклаз, санидин, кварц, биотит, значительно реже пироксен пли опацитизированная роговая обманка.

К эффузивной фации рассматриваемой гранитоидной формации мы относим и продукты антропогеновой вулканической деятельности Эльбруса. Андезиты и дациты этого вулкана, состоящие из кислого стекла, фенокристов андезина, кварца, биотита, реже гиперстена и опацитизированной роговой обманки, также являются производными гранитоидной магмы. Эльбрусу посвящена обширная литература.

По данным Ю.П. Масуренкова и Н.В. Короновского, слабая фумарольная деятельность Эльбруса, а также многочисленные теплые источники свидетельствуют, что в настоящее время вулкан находится лишь в состоянии покоя.

Базалът-трихиандезитовая формация (N23-Q). Эффузивная фация этой формации представлена плиоцен-антропогеновыми лавами и пирокластами базальт-трихиандезитового состава, а интрузивная — дайками и гипабиссальными межпластовыми телами трахиандезитов и эссекситов.

В Верхнечегемском районе базальт-трахиандезитовые лавы слагают горы Шаухана, Cypx и Крандух, Кюген-Каю и Кумтюбе, а также образуют мощный поток в устье р. Худее. Большая часть эффузивных образований Казбекской вулканической области, представленных базальт-трахиандезитами, относится к этой же формации. Андезито-базальты и трахиандезиты состоят из стекловатой или микролитовой основной массы, в которую погружены фенокристы резко зонального андезин-лабрадора, ромбического пироксена, реже титан-авгита. Часто в породе содержатся сильно опацитизированные зерна роговой обманки и биотита. В андезито-дацитах среди порфировидных вкрапленников присутствует кристобалит. В бассейне р. Чегем обнаружена интрузивная фация базальт-трахиандезитовой формации в виде даек и межпластовых тел эссекситов.

Общность минерального и химического состава даек и силлов бассейна р. Чегем, лавовых покровов бассейна р. Худее и Казбекской вулканической области, близость их образования во времени указывают и на генетическую связь между ними — возникновение из единого магматического источника базальтового состава, дифференциация которого и проникновение в верхние структурные этажи происходит в условиях субплатформенного геотектонического режима.