Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




15.09.2020


15.09.2020


15.09.2020


04.09.2020


03.09.2020


03.09.2020


21.08.2020


05.08.2020


05.08.2020


05.08.2020





Яндекс.Метрика
         » » Условия и особенности формирования Коршуновского железорудного месторождения (юг Сибирской платформы)

Условия и особенности формирования Коршуновского железорудного месторождения (юг Сибирской платформы)

21.10.2017

Среди многочисленных эндогенных месторождений юга Сибирской платформы, обусловленных трапповым магматизмом, Коршуновское — наиболее типичное. Открытая добыча железных руд в течение 20 лет на этом крупнейшем месторождении региона, планомерная разведка глубоких горизонтов дают возможность получить наиболее точную и обширную информацию о его строении и генезисе.
Геологическое строение и предпосылки, которые определили формирование структуры Коршуновского месторождения (его аналогов) и локализацию в ней железных руд, таковы.
Месторождение располагается в своеобразной структуре эксплозивного генезиса — трубке взрыва, которая, в свою очередь, приурочена к Коршуновской антиклинальной структуре. Она имеет форму ассимметричной складки, иногда — флексуры, вытянутой на расстоянии 100 км, при ширине 4—8 км и осложненной разломами. По классификации ее следует отнести к пликативной локальной структуре третьего порядка.
Трубка взрыва Коршуновского месторождения имеет вытянутую в близширотном направлении форму с размерами по длинной оси 2400 м и по короткой — 300—700 м. В верхней части трубка расширена, с глубины 150—300 м падение стенок почти вертикальное. На некоторых участках наблюдаются небольшие раздувы и утонения. В интервале глубин 500—1100 м в осадочных породах вокруг трубки выявлено несколько пластообразных скарново-рудных залежей. По периферии трубки отмечается компенсационный прогиб, в пределах которого осадочные породы разбиты на отдельные блоки с амплитудами смещения сбросового характера величиной до 50—100 м. Вмещающими породами трубки взрыва месторождения являются осадочные породы венда — кембрия и ордовика, представленные соленосно-карбонатными и терригенными отложениями. На Коршуновском месторождении по геофизическим данным и за его пределами на расстоянии 30—50 км по данным глубокого бурения в карбонатно-терригенных отложениях венда — кембрия установлено наличие интрузии долерита мощностью от 100 до 150 м, получившей название Усольского силла. С этим силлом трубка взрыва связана корнями. Трубка заполнена брекчией осадочных пород и долеритов (эксплозивная брекчия). Количество обломков долеритов с глубиной возрастает, и центральная часть трубки выполняется только брекчией долерита, образующего тело в форме некка. Весь дезинтегрированный субстрат в трубочном пространстве интенсивно преобразован гидротермальными растворами в метасоматиты, несущие магнетитовое оруденение. Среда метасоматических образований отмечаются и гидротермалиты — небольшие жилы магнетита, кальцита, редкие гнезда, сложенные кварцем или кварцем и кальцитом с сульфидами. Нa глубоких горизонтах месторождения встречены галит-магнетитовые руды. Сульфиды на месторождении распространены ограниченно и отлагались в основном после магнетита.
Гидрогеологическая характеристика Коршуновского месторождения определяется принадлежностью его к Ангаро-Ленскому артезианскому бассейну — огромному резервуару газонасыщенных концентрированных рассолов и рассольных вод, границы и объем которых в период образования месторождения были близки современным. Для района характерна следующая гидрохимическая зональность. Венд-нижнекембрийские водоносные горизонты терригенно-карбонатного состава насыщены хлоридно-кальциевыми, реже хлоридно-магниевыми и хлоридно-кальциево-натриевыми рассолами с минерализацией от 400 до 600 г/л. Выше по разрезу в отложениях соленосной толщи все более преобладают рассолы хлоридно-натриевого состава с минерализацией от 400 до 320 г/л. Кислотность рассолов подсолевой и солевой толщ равна 2—4. В надсолевой толще минерализация хлоридно-натриевых рассолов по направлению к поверхности уменьшается до степени соленых и солоноватых вод сульфатного и гидрокарбонатного состава. В пределах рудного поля Коршуновского месторождения на глубине 700 м обнаружены хлоридно-натриевые рассолы с минерализацией солей до 150 г/л.
Нa основании большого количества геолого-геофизических данных, полученных при разведке многих месторождений региона, включая Коршуновское, результатов глубокого бурения в связи с поисками залежей углеводородов, нами была составлена схема последовательности формирования структур месторождений (рис. 1). Согласно данной схеме, формирование месторождений охватывало довольно значительный промежуток времени и проходило в такой последовательности (по стадиям).

Седиментогенная стадия (рис. 1, I) характеризуется накоплением осадочных пород в период раннего палеозоя на кристаллическом, жестком, слабо мобильном фундаменте. Осадочные породы консервировали рассольные воды, органику, которые позднее в процессе диагенеза и катагенеза преобразовывались в рассолы с существенными концентрациями солей, углеводороды и другие газы. Сложная миграция и превращения этих газонасыщенных рассолов (флюидов) приводили к концентрированию их в породах-коллекторах карбонатно-терригенного состава.
Дислокационная стадия (рис. 1, II) проявилась последующим накоплением осадочной толщи и деформациями осадочных пород чехла при блоковых подвижках фундамента, особенно усилившимися к концу пермского периода. Пликативные дислокации выразились образованием узких, протяженных антиклинальных складок, флексур — надразломных складок по классификации В.Е. Хайна. Дизъюнктивные нарушения также были вызваны блоковыми перемещениями фундамента и фиксировались по разлому, трассирующему осадочную толщу чехла со смещением его по латерали по отношению к разлому, достигающему кровли пород подсолевой толщи. Высокая пластичность и текучесть каменной соли при деформациях соленосной толщи приводили к перемещению части солей от крутого крыла антиклинали (смыкающего крыла флексуры), рассеченного разломом, к своду антиклинальной складки. Разлом и сопровождающая его зона повышенной трещиноватости пород, уменьшение мощности солей на крутом крыле антиклинальной складки в целом ослабляли структуру в этих участках. Образованию приразломных складок в надсолевой толще способствовала повышенная пластичность известняков, возникающая на глубинах 3—4 км при всестороннем давлении пород, достигающем 1000 кг/см2. При этих условиях, как отмечает Л.Н. Розанов, известняки из зоны повышенных давлений, обусловленных разломами оттекают в участки с пониженными давлениями, создавая локальные увеличения мощности в форме антиклинали.
Интрузивная стадия
(рис. 1, III). В пермо-триасовую эпоху тектоно-магматической активизации Сибирской платформы в осадочную толщу чехла и на его поверхность поступило огромное количество магматического материала в форме интрузивных тел (главным образом силлов) и эффузивных пород, продуцируемых вулканами. Внедрение силлов в нижние горизонты венд-кембрийских карбонатно-терригенных отложений усиливало их дислокацию. Поступление трапповой магмы, формирующей силлы, происходило и по вертикали — по разломам в фундаменте, генерирующим формирование структур в отложениях чехла, и по латерали, когда магмоподводящий разлом, питающий силлы, был расположен на удалении. В зоне антиклинальных структур мощность силла увеличивалась и его поверхность усложнялась вало- и лакколитообразными утолщениями.
Согласно данным Г.Д. Феоктистова, вокруг Усольского силла возникало асимметричное тепловое поле (коэффициент асимметрии К = 4). На первых этапах теплового воздействия силла на терригенно-карбонатные породы, насыщенные рассолами и газами, происходило образование газопаровой смеси и накопление ее в сводовой части антиклинали.
Эксплозивная стадия (рис. 1, IV). Высокое давление газопаровой смеси в несколько килобар достигло критического уровня, превысившего прочность пород ослабленной части антиклинали. Произошел взрыв, сопровождающийся прорывом газопаровой смеси к поверхности, который раздробил осадочные породы. Незначительная часть возникшей эксплозивной брекчии была выброшена на поверхность. По пробитому каналу — трубке взрыва устремилась трапповая магма, заполнившая ее центральную часть в виде некка, и распространилась среди обломочного материала в виде жил, даек и других тел сложной формы. По латерали от ствола трубки магма проникала в осадочные породы, на расстояние в десятки и первые сотни метров. Поступление траппового материала и взрывы, дробившие его, были многократными, при этом увеличивались диаметр трубки и объем эксплозивной брекчии. Взрывы способствовали развитию ряда систем трещин и нарушений вокруг главной трубки взрыва.
Температурное поле асимметричной формы вокруг силла еще более возросло. Зоной прогрева были охвачены значительные объемы флюида. К концу эксплозивного этапа тепловой энергией траппового силла мобилизуются флюиды с преобладанием жидкой фазы (гидротермальные растворы) .
Скарново-рудная стадия (рис. 1, V) непосредственно следует за эксплозивной стадией. Тепловое поле, обусловленное трапповым силлом, достигает максимума. По исследованиям и расчетам Г.Д. Феоктистова, прогрев пород-коллекторов, насыщенных рассолами и газами, составлял 400 м со стороны кровли силла и 100 м со стороны его подошвы. Температура пород и насыщающего их флюида достигала 600°С вблизи остывающего силла, постепенно уменьшаясь к периферии аномального поля до 200° С. Раскристаллизованная интрузия силла была подвержена интенсивной трещиноватости, в некоторых участках — брекчированию, обусловившим высокую проницаемость ее для флюидов по вертикали и латерали. Мобилизованные флюиды — рассолы хлоридно-кальциевого, хлоридно-магниевого и хлоридно-натриевого состава с высокой минерализацией солей (от 400 до 600 г/л) и насыщенные метаном, углекислым газом, окисью углерода и сероводородом — выщелачивали из железосодержащих минералов долеритового силла железо, переводя его в раствор в виде сложных хлоридных комплексов. Рудоносный флюид мигрировал в сторону пониженного давления — трубки взрыва, где с понижением термобарических условий и изменением геохимической обстановки из хлоридных комплексов железа при взаимодействии с кислородом возникали магнетитовые руды в форме столбообразных, пластовых рудных тел, отдельных жил и прожилков.
Процессы скарно-рудообразовапия происходят благодаря функционированию гидротермальной системы, конвективной циркуляции, теоретическое обоснование которой дали В.И. Смирнов и X.П. Тейлор. При формировании железорудных месторождений данного типа большое значение при действии подобных гидротермальных систем также имели пластовые давления газонасыщенных рассолов, которые, по расчетам А.С. Анциферова и др., ко времени проявления траппового магматизма достигали 50—70 МПа. Высокие пластовые давления вносили дополнительный энергетический ресурс в действие гидротермальной системы, способствуя движению и разгрузке рудоносных флюидов по направлению от реагирующих поверхностей силла к трубке взрыва.
Компенсационная стадия (рис. 1, VI). При полном расходовании рассолов в сфере теплового поля силла и его остывании скарново-рудный процесс прекращается. Гидротермальная система, не обеспеченная энергией и водой (рассолом, осуществляющим тепло-массоперенос), прекращает функционировать.
Расход больших объемов рассольных вод, газов, уменьшение объема интрузивного тела (силла) при остывании и выщелачивании из него ряда компонентов являлись причиной возникновения большого количества пор, пустот и полостей. Это приводило к усадке скарново-рудных тел месторождения в пределах трубки взрыва, просадке блоков осадочных пород вокруг нее. Суммируясь по вертикальному направлению структуры месторождения, процесс усадки наиболее четкое выражение приобретал в его верхней части. Возникали компенсационный прогиб осадочных пород вокруг трубки взрыва, разбитых разломами, и конседиментационные складки в форме чаши, венчающие месторождение.
Эрозионная стадия (рис. 1, VII). Степень и направленность мобильности блоков фундамента южной части Сибирской платформы в мезо-кайнозое являлись основными причинами, способствовавшими разрушению, эрозии структур железорудных месторождений либо их сохранности. В районах, где преобладали перемещения блоков фундамента отрицательного знака, структуры месторождений менее всего пострадали от эрозии и в некоторых случаях даже были предохранены от ее действия плащом отложений юрского и более позднего возраста (месторождения Тунгусской синеклизы, см. на рис. 1, VII эрозионные уровни I—I и II—II). В районах, где воздымание блоков фундамента было наиболее значительным, железорудные месторождения более всего подверглись эрозии (месторождения Средней Ангары, Непско-Гаженского района, эрозионный уровень IV—IV). Структуры Коршуновского и других месторождений Ангаро-Илимского района имеют среднюю степень эродированности (эрозионный уровень III—III).
Co времени прекращения функционирования гидротермальных систем, исчерпавших энергетические и водные (рассольные) ресурсы, на некоторое время водоносные комплексы и связанные с ними рудоносные структуры были обезвожены. В конце мезозоя — квартера с подтоком рассольных вод они вновь заполнились рассолами и рассольными водами.
Предложенная схема формирования структур месторождений и затронутые некоторые вопросы их генезиса нуждаются в более надежных способах обоснования источников воды, рудного вещества и др. С этой целью на Коршуновском месторождении изучены флюидные включения в минералах рудных залежей, изотопный состав водорода воды из включений, изотопный состав кислорода магнетитовых руд, кислорода и углерода кальцита разных генераций. Анализировался также привнос-вынос компонентов при процессах метасоматоза.
Для получения основных физико-химических характеристик формирования Коршуновского месторождения было проведено оптическое, термометрическое и криометрическое изучение флюидных включений в минералах, отобранных из карьера и керна скважин. Из исследуемых минералов наиболее информативным оказался кальцит, кристаллизация которого происходила на всем протяжении минералообразования. В минералах, по данным М.М. Пухнаревича и др., флюидные включения имеют размеры 20—40 мкм, редко до 90 мкм. Одна из характерных особенностей включений — постоянное присутствие кроме газовой и жидкой также 1—10 твердых фаз. Это свидетельствует о высокой соленосности минералообразующих растворов. Обычно наблюдались одна или две изотропные фазы, представленные галитом или галитом и сильвином. Во включениях, содержащих до 10 кристаллических фаз, только две из них были сравнительно больших размеров (обе — изотропные), остальные — меньших размеров (из них одна фаза отчетливо анизотропная). При нагревании до 150°С во включениях оставались только две-три твердые фазы, остальные полностью растворялись (анизотропная фаза растворяется при 70°С).
Впервые для Коршуновского месторождения при криометрических исследованиях крупных включений в кальците был обнаружен анизотропный кристалл коричневого цвета — хлорид железа (охлаждение достигло -80°С), что может свидетельствовать о сравнительно высокой концентрации железа в минералообразующих хлоридных растворах. При нагревании до -8°С кристалл полностью растворяется. Температура эвтектики растворов в таких включениях равна -54°С.
При термометрических исследованиях флюидных включений установлено, что от высоких температур (420°С) до низких (50°С и ниже) минералообразование происходило из высококонцентрированных растворов (рассолов), охлаждение которых в изолированных флюидных включениях приводило к их пересыщению и кристаллизации твердых фаз. Наблюдения за температурами растворения галита во включениях позволили оценить минимальную концентрацию раствора, равную 46,5— 27,1 маc. % экв. NaCl (870—370 г/л). С учетом ионов К, Ca, Fe и, вероятно, других реальная соленость таких растворов была значительно выше.
Применяя метод П.В. Клевцова, Г.Г. Леммлейна с использованием данных В.Б. Наумова для раствора NaCl, были определены значения давлений в течение всего минералообразования. Давление было довольно высоким, варьируя от 1050 до 1400 бар.
При изучении изотопного состава водорода воды из включений в минералах Коршуновского месторождения и изотопного состава кислорода и углерода, кальцитов разных генераций были получены следующие результаты. Значения bD воды из флюидных включений высокотемпературных ассоциаций, содержащих магнетит, лежат в интервале от -89 до -122%. Рассчитанные значения b18O воды составляют 14—1%. Кальцит-хлоритовая и кальцит-сульфидная низкотемпературные ассоциации отлагались из флюида с более низкими значениями bD и b18O (от -167 до -239% и от 6 до -3% соответственно).
Сравнение полученных изотопных характеристик рудообразующего флюида с изотопными характеристиками рассолов района показывает следующее (рис. 2).

Интервал значений bD флюида, отлагавшего магнетит, совпадает с интервалом соответствующих значений для рассолов района и рассолов, отобранных из скважин в пределах рудного поля. Значения b18O этого флюида имеют более высокие величины, чем в рассолах. Такое утяжеление изотопного состава кислорода воды наблюдается для термальных вод различных регионов мира и объясняется изотопнообменными реакциями между водой и породами при повышенных температурах. На Коршуновском месторождении рассолы контактировали с карбонатными породами, что приводило к существенному обогащению воды тяжелым изотопом кислорода до величин, превышающих 20% в случае достижения изотопного равновесия между водой и породой при температуре около 400°С.
В верхних частях месторождения отложение низкотемпературных ассоциаций происходило из флюидов, обогащенных легкими изотопами. По-видимому, это было связано с вовлечением в гидротермальную систему изотопно-легких вод верхних горизонтов разреза. Эти воды содержат существенные количества сульфат-иона, который отсутствует либо отмечается в очень малых количествах в хлоридно-кальциевых рассолах нижних горизонтов. Полученные данные по изотопному составу серы сульфидов позволяют считать, что восстановление сульфатной серы битуминозным веществом, часто встречающимся среди минеральных ассоциаций месторождений, приводило к появлению сульфидов во время отложения низкотемпературных ассоциаций. C окислительно-восстановительными реакциями между сульфатной серой и битуминозными веществами, углеводородами связаны и вариации изотопного состава углекислоты флюидов. Гидротермальные растворы, отлагавшие магнетитсодержащие ассоциации, характеризуются значениями b18C углекислоты от 1,6 до -1,4%. При отложении сульфидных ассоциаций величина b13C углекислоты гидротермального раствора понижается до -5,1/-9,1% в результате добавки в систему изотопно-легкой углекислоты, образовавшейся за счет окисления органического вещества.
Исследование изотопных соотношений кислорода магнетитов Коршуновского месторождения показало, что они существенно обогащены тяжелым изотопом кислорода (см. таблицу). Подобное обогащение магнетитов изотопом О18 происходило при метасоматическом замещении и кристаллизации из рудоносных флюидов, существенно обогащенных тяжелым изотопом кислорода в составе углекислоты и гидрокарбонат-иона. Высокие значения bO18 = +20% известняков, кальцитов, ассоциирующих с магнетитовыми рудами и оруденелыми мета-соматитами — bО18 = +17,8%, продуцирующих углекислоту и гидрокарбонат-ион, повышенные значения bO18 хлоридно-кальциевых рассолов (см. таблицу, рис. 2), принимавших участие в рудообразовании, убеждают нас в широком участии тяжелого изотопа кислорода углекислых соединений и рассольных вод в образовании магнетитовых руд.

Выщелачивание железа из долеритового силла, внедрившегося в рассолоносные породы, и перенос его к местам рудоотложения осуществлялись, вероятнее всего, в форме хлоридов, что подтверждается исследованиями Д.И. Павлова и современными данными экспериментального моделирования природных гидротермальных систем Н.В. Вилора и Л.А. Казьмина. Последние установили, что растворимость пирит-пирротин-магнетитовой ассоциации в растворах хлористого натрия, насыщенных углекислотой, увеличивается главным образом с ростом температуры. При 200—250°С в этих растворах доминируют простой ион FeCl+, при 300°С и выше он сменяется более сложным, тяжелым комплексом [FeCl3]-. Хлориды железа находятся в равновесии в умеренно кислых хлоридных растворах. Реакция хлоридообразования наиболее интенсивно протекает при температурах 350°С и выше. Концентрация хлоридов железа зависит от состава гидротермальной, менее — газовой фаз.
На условия транспортирования, длительность миграции растворов, насыщенных хлоридами железа, формировавших Коршуновское месторождение, влияли повышенные содержания метана, водорода, окиси углерода, сероводорода. Их объем в рассолах на период формирования месторождения достигал 1500—2000 мл/л. В настоящее время в районе месторождения насыщение рассолов перечисленными газами (включая азот, гелий, аргон) достигает 500—800 мг/л. Эти газы поддерживали восстановительный режим в рудоносной гидротермальной колонне, заполняющей трубку взрыва, и сдерживали процессы минералообразования. Постоянное поступление этих газов в растворы поддерживалось их подтоком к трубке взрыва из залежей, ловушек, пустот нижнекембрийских отложений чехла платформы. Там, где эти условия сохранялись длительное время, амплитуда оруденения по вертикали (столбообразные рудные тела в трубке взрыва) и по латерали (пластообразные рудные залежи, примыкающие к трубке) достигала максимума.
Закономерность сохранения восстановительного режима в гидротермальных системах за счет газов-восстановителей, определяющих длительность миграции и степень концентрирования рудных компонентов, наиболее убедительно доказана и сформулирована Ф.А. Летниковым с соавторами. Правомерность ее проявления на Коршуновском и аналогичных месторождениях региона не вызывает принципиальных возражений.
Основным источником железа руд и метасоматитов Коршуновского месторождения была интрузия Усольского силла, прореагировавшая с рассолами. Некоторое количество железа было извлечено из эксплозивной брекчии трубки взрыва. Процессы привноса-выноса компонентов, в частности железа из долеритов, хорошо изучены в пределах максимально разведанной (до 1500 м) части скарново-рудного поля месторождения. Метасоматические процессы, обусловившие преобразование Усольского силла (скарнирование, карбонатизация, серпентинизация, хлоритизация), аналогичны преобразованиям пород того же долеритового состава, отмечаемым в трубке взрыва в виде эксплозивной брекчии. Процессы привноса-выноса железа и других компонентов пород эксплозивной брекчии и Усольского силла сопоставимы.
Установлено, что при содержании железа 13,7—15% в долеритах трубок взрыва Коршуновского и других месторождений в результате метасоматических преобразований вынос его достигает 10%. Общее количество железа, экстрагированное из долеритов трубки взрыва, составит около 340 млн. т (объем долеритов до кровли Усольского силла определен в 1,5 км3). Разведанные и прогнозные запасы Коршуновского месторождения принимаются в размере 1,5 млрд. т, такое же количество железа (взят минимум) расходуется при образовании метасоматитов. Из 3 млрд. т всего железа, вынесенного из долеритов, 2,66 млн. т было извлечено из Усольского силла. При минимальной мощности пластины силла в 100 м и выносе из нее 5% железа, площадь составляла бы прямоугольник размером 4x5 км. При метасоматической проработке пластины силла на глубину только 20 м (со стороны кровли) площадь силла увеличится в 5 раз.
Таким образом, при метасоматических преобразованиях долеритов трубки взрыва Коршуновского месторождения было извлечено 11,3% железа, остальные 88,7% были экстрагированы из Усольского силла (расчеты приближенные).
При подсчете объема рассольных вод, мобилизованных Усольским силлом, нами были учтены следующие основные факторы. Мощность силла в 100 м, способного создать асимметричное тепловое поле до 500 м, была принята минимальной. Средняя пористость пород-коллекторов, насыщенных рассолами и газами в зоне этого теплового поля, составляет 10%. Растворимость железа в хлоридных растворах достигает 5—70 г/кг раствора (около 7—93 г/л при удельном весе концентрированных рассолов 1,33 г/см3). Если принять среднюю — 50 г/л и максимальную — 93 г/л величины растворимого железа в мобилизованных рассолах, то для извлечения и перемещения 1,5 млрд. т железа потребовалось бы соответственно 30 и 16 км3 рассолов: 0,05x20x30 = 30 км3, 0,05х20х16 = 16 км3, где 0,05 км (50 м) — общая мощность рассолов по вертикали (при 10% пористости) в 500-метровом температурном поле силла.
Для придания мобильности и реагентоспособности подобным объемам рассолов потребовалась тепловая энергия, создаваемая силлом мощностью 100 м и площадью 20x30 км2 и 16x20 км2.
Образование околорудных метасоматитов потребовало бы для извлечения и переноса адекватных количеств железа, вероятно, вдвое больших объемов растворов-рассолов. Это предположение реально и допустимо, если учесть, что мощность силла нами принималась минимальной, тогда как во многих случаях она достигает 150 м и более, особенно в зонах пликативных структур. При этих условиях энергоемкость силла возрастет в 1,5 раза и более, увеличиваются размеры температурного поля и объемы мобилизованных рассолов.
Полученные нами приблизительные расчеты величины площади силла размером 20x30 км2, мобилизовавшего рассолы, участвовавшие в формировании крупного Коршуновского месторождения, соответствуют пространственной позиции других крупных и средних месторождений региона. Эти месторождения располагаются в пределах площадей, ограниченных радиусом 10—15 км, и никогда не подступают друг к другу ближе 20—30 км, т. е. площади формирующих их силлов соответствовали площади Коршуновского месторождения.
Таким образом, источником железа являлись силл и, в незначительной степени, эксплозивная брекчия траппов трубки взрыва; источником рудоносных флюидов — мобилизованные этим силлом рассолы в пределах его теплового поля. Тепло- и массоперенос при образовании месторождения осуществлялся от уровня силла до дневной поверхности без участия подкоровых и мантийных источников. По типу генезиса Коршуновское месторождение — гидротермально-метасоматическое. Его образование следует связывать с функционированием гидротермальной системы на уровне отложений чехла платформы.