Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




16.02.2021


14.02.2021


13.02.2021


05.02.2021


02.02.2021


01.02.2021


01.02.2021


01.02.2021


30.01.2021


30.01.2021





Яндекс.Метрика
         » » Рычагов, Павел Васильевич

Рычагов, Павел Васильевич

05.02.2021

Павел Васильевич Рычагов (2 (15) января 1911 год, Нижние Лихоборы (ныне — Москва) — 28 октября 1941, посёлок Барбыш (в настоящее время не существует, сейчас — Парк им. Юрия Гагарина, вблизи города Самары) — советский лётчик-ас и военачальник, генерал-лейтенант авиации (1940), Герой Советского Союза (1936).

Был расстрелян без суда 28 октября 1941 года. В 1954 году реабилитирован посмертно.

Именем П. В. Рычагова в 1975 году названа улица на севере Москвы, в районе Нижних Лихобор (улица Генерала Рычагова).

Брат Рычагов Виктор Васильевич — преподавал в МГМИ (Московский гидромелиоративный институт) на кафедре Насосы и насосные станции (заведующий кафедрой)

Биография

Родился в крестьянской семье в деревне Нижние Лихоборы, поблизости от железнодорожной станции Лихоборы. В детские годы играл в лапту, запускал змея. В 1928 году окончил школу-семилетку, после чего недолго работал на фабрике упаковщиком.

Вскоре был призван на срочную службу в Красной армии. Направлен в Ленинградскую военно-теоретическую школу лётчиков.

В 1930 году окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу лётчиков, а в 1931 году — 2-ю военную школу лётчиков Красного Воздушного Флота в городе Борисоглебске. Там освоил учебный самолёт У-1 и самолёт-разведчик Р-1.

Будучи курсантом, Рычагов в ходе учебного вылета впервые попал в аварийную ситуацию. Вскоре после взлёта у него отказал двигатель, что привело к воспламенению самолёта. Покинуть учебную машину Рычагов не мог, так как военные лётчики тогда летали без парашютов. Не было возможности и приземлиться, прямо по курсу были озеро и лес. Тем не менее Рычагов не потерял присутствия духа, сумел круто развернуть самолёт почти на 90 градусов, перевёл крылатую машину в режим планирования и благополучно совершил посадку на опушке леса.

После окончания авиашколы Павел получил назначение в 109-ю авиационную эскадрилью 36-й истребительной авиационной бригады Украинского военного округа, дислоцированную в Житомире.

В 1933 году Рычагов стал командиром звена, а через несколько месяцев командиром авиационного отряда и вывел его в передовые подразделения. С ноября 1935 года — инструктор авиаэскадрильи высшего пилотажа и воздушной стрельбы 8-й военной школы лётчиков.

В начале 1936 года за успехи в боевой, политической и технической подготовке и подготовку подчинённых старший лейтенант Рычагов был награждён орденом Ленина. В октябре авиаотряд Рычагова в полном составе был отправлен в Испанию.

С ноября 1936 по февраль 1937 года Рычагов командиром звена, а затем эскадрильи истребителей под псевдонимом «Пабло Паланкар» участвовал в Гражданской войне в Испании (1936—1939), для оказания помощи республиканскому правительству. Рычагов летал на биплане И-15, был ранен, несколько раз его самолёт сбивали, но лётчик спасался благодаря парашюту. Однажды, спасаясь с парашютом, Рычагов приземлился прямо в центре Мадрида, где сразу был подхвачен на руки ликующей толпой республиканцев. Под Мадридом Рычагов сбил 6 самолётов противника — 5 истребителей и 1 бомбардировщик. Ещё 14 воздушных побед одержал в группе. 31 декабря 1936 года Рычагову (и ещё 16 военным) присвоено звание Герой Советского Союза с формулировкой: «За образцовое выполнение специальных и труднейших заданий Правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и проявленный в этоим деле героизм…».

В начале февраля 1937 года отозван и вернулся из Испании через Париж вместе с уцелевшими лётчиками своего отряда. В Москве за подвиги в Испании Рычагову было присвоено внеочередное воинское звание майор. Он был назначен командиром 65-й истребительной эскадрильи 81-й авиационной бригады. В 1937 году поступил в Военно-воздушную академию им. Н. Е. Жуковского, но учился там недолго из-за новой командировки в Китай, где советская авиация терпела чувствительные неудачи в воздушных сражениях между Китаем и Японией. В декабре 1937 года Рычагова избрали депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва.

С декабря 1937 года — старший военный советник по использованию советских лётчиков-добровольцев в Китае во время Японо-Китайской войны (1937—1945), командующий советской авиацией — под псевдонимом «генерал Баталин». Командующий ВВС Московского военного округа (март-апрель 1938 года), ВВС Приморской группы войск, ВВС ОКДВА, ВВС Дальневосточного фронта (апрель-сентябрь 1938), ВВС 1-й Отдельной Краснознамённой армии (сентябрь 1938—1939), командующий ВВС 9-й армии во время Советско-финской войны (1939—1940). За успешное руководство действиями ВВС в боях у озера Хасан в 1938 году награждён орденом Красного Знамени.

В 1938 году по предложению Сталина Рычагов был принят в члены ВКП(б) без прохождения кандидатского стажа. Рекомендации дали Сталин и Ворошилов.

На высших постах

В 1940 году в возрасте 29 лет был назначен на высшие посты Главного управления ВВС РККА. С июня 1940 года — заместитель начальника Главного управления ВВС РККА, с июля — 1-й заместитель Главного управления ВВС РККА, с августа 1940 года (в возрасте 29-ти лет) назначен начальником Главного управления ВВС РККА.

В декабре 1940 года на сборах высшего командного состава ВВС Рычагов выступил с докладом «Военно-воздушные силы в наступательной операции и в борьбе за господство в воздухе». Обсуждая взаимодействие авиации с наземными войсками, Рычагов агитировал за распределённые ВВС, поделенные на авиацию армейского и фронтового подчинения. Эта идея была отвергнута генералитетом, которому не понравилось предложение раздать самолёты корпусам и дивизиям.

С февраля по апрель 1941 года — одновременно заместитель народного комиссара обороны СССР по авиации.

Мастерство и результаты

Рычагов летал без кислородной маски. На приборной доске в самолётах, которые пилотировал Павел, были лишь манометры и циферблаты, которые показывали данные о высоте, горючее и масло. Остальное оборудование, в том числе навигационное, отсутствовало. Лётчики могли полагаться лишь на свое зрение и слух. Всего Рычагов совершил более 3000 полётов, из них 500 — ночные; налетал больше 170 000 километров. За один вылет мог выполнить в воздухе до 250 фигур высшего пилотажа (петли, перевороты, виражи и боевые развороты), из которых 40 на высоте 5000 метров, ещё 40 — на высоте 1000 метров, а 25 фигур — у самой земли.

Инцидент с «летающими гробами»

Роковую роль в судьбе Рычагова сыграло состоявшееся 9 апреля 1941 года совещание Политбюро ЦК ВКП(б), СНК СССР и руководящего состава наркомата обороны во главе со Сталиным, посвящённое вопросам преодоления аварийности и укрепления дисциплины в авиации. Будучи заместителем НКО СССР по авиации (фактически замминистра обороны СССР), на вопрос Сталина о причинах высокой аварийности в ВВС, Рычагов резко ответил « … вы заставляете нас летать на гробах!»

В протоколе заседания указывалось: «Ежедневно в среднем гибнет… при авариях и катастрофах 2—3 самолёта, что составляет в год 600—900 самолётов…» Присутствовавший на совещании адмирал И. С. Исаков в мемуарах, написанных намного позднее событий, квалифицировал этот инцидент, как редкий случай проявления ярости Сталина:

Речь шла об аварийности в авиации, аварийность была большая. Сталин по своей привычке… курил трубку и ходил вдоль стола. Давались то те, то другие объяснения аварийности, пока очередь не дошла до… Рычагова. Он… вообще был молод, а уж выглядел совершенным мальчишкой по внешности. И вот, когда до него дошла очередь, он вдруг говорит:

— Аварийность и будет большая, потому что вы заставляете нас летать на гробах!

Это было совершенно неожиданно, он покраснел, сорвался, наступила абсолютно гробовая тишина. Стоял только Рычагов, ещё не отошедший после своего выкрика, багровый и взволнованный, и в нескольких шагах от него стоял Сталин. Сталин много усилий отдавал авиации, много ею занимался и разбирался в связанных с ней вопросах.

Несомненно, эта реплика Рычагова в такой форме прозвучала для него личным оскорблением, и это все понимали. Сталин остановился и молчал. Все ждали, что будет. Он постоял, потом пошёл мимо стола, в том же направлении, в каком шёл. Дошёл до конца, повернулся, прошёл всю комнату назад в полной тишине, снова повернулся и, вынув трубку изо рта, сказал медленно и тихо, не повышая голоса:

— Вы не должны были так сказать!

И пошёл опять. Опять дошёл до конца, повернулся снова, прошёл всю комнату, опять повернулся и остановился почти на том же самом месте, что и в первый раз, снова сказал тем же низким спокойным голосом:

— Вы не должны были так сказать, — и, сделав крошечную паузу, добавил: — Заседание закрывается.

И первым вышел из комнаты.

Арест и расстрел

12 апреля 1941 года Рычагов был снят с должности. Непосредственным поводом стали, как указано в протоколе, «как недисциплинированного и не справившегося с обязанностью руководителя ВВС», попытка Рычагова скрыть от правительства тяжёлую катастрофу 23 января 1941 года при перелёте авиационного полка из Новосибирска через Семипалатинск в Ташкент, в ходе которого «из-за грубого нарушения элементарных правил полета 3 самолёта разбились, 2 самолёта потерпели аварию, при этом погибли 12 и ранены 4 человека экипажа самолётов». После снятия с должности Рычагов был направлен на учёбу в Военную академию Генштаба. Вскоре начались аресты среди руководителей ВВС. Арестованным вменялось в вину «участие в военной заговорщической организации, по заданиям которой они проводили вражескую работу, направленную на поражение Республиканской Испании, снижение боевой подготовки ВВС Красной Армии и увеличение аварийности в ВВС».

24 июня 1941 года Рычагов арестован НКВД прямо в здании военной комендатуры Курского вокзала, куда он с женой, узнав о начале войны, срочно прибыли поездом с отдыха в Сочи. Мария Нестеренко была арестована на Центральном аэродроме двумя днями позднее. В ходе следствия к арестованным регулярно применялись избиения и пытки. Бывший начальник Следственной части МВД СССР генерал-лейтенант Влодзимирский 8 октября 1953 года на допросе показал:

В моём кабинете действительно применялись меры физического воздействия… к Мерецкову, Рычагову, … Локтионову. Били арестованных резиновой палкой, и они при этом, естественно, стонали и охали. Я помню, что один раз сильно побили Рычагова, но он не дал никаких показаний, несмотря на избиение.

Свидетель Семёнов П. П. показал: «… В 1941 году, когда Влодзимирский занимал кабинет № 742, а я находился в приёмной, я был свидетелем избиения Влодзимирским арестованных… Локтионова, Рычагова и других. Избиение носило зверский характер. Арестованные, избиваемые резиновой дубинкой, ревели, стонали и лишались сознания».

Свидетель Болховитин А.А. об обстоятельствах дела по обвинению Рычагова дал следующие показания: «… На допросах, которые проводил я, Рычагов виновным себя во вражеской деятельности не признавал и давал показания об отдельных непартийных своих поступках. Влодзимирский всячески домогался от меня получения от Рычагова показаний с признанием им антисоветской деятельности, хотя убедительных и проверенных данных, изобличающих его, не было. По указанию Влодзимирского в начале июля 1941 года была проведена очная ставка между Смушкевичем и Рычаговым. До этой очной ставки Влодзимирский прислал ко мне в кабинет начальника первого отдела следчасти НКГБ СССР Зименкова и его заместителя Никитина. Никитин, по указанию Влодзимирского, в порядке „подготовки“ Рычагова к очной ставке зверски избил Рычагова. Я помню, что Рычагов тут же заявил Никитину, что он теперь не лётчик, так как во время этого избиения ему перебили барабанную перепонку уха. После этого привели в мой кабинет Смушкевича и началась очная ставка. Смушкевич, судя по его виду, очевидно, неоднократно избивался. На следствии и на очной ставке давал невнятные показания о принадлежности Рычагова к военному заговору и об его шпионской деятельности. Рычагов же отрицал обвинение в шпионаже».

Следствие затягивалось, и из-за угрозы приближения немцев к Москве многих арестованных по различным делам эвакуировали.

28 октября 1941 года в посёлке Барбыш вблизи Куйбышева по распоряжению Л. П. Берии без суда была расстреляна группа арестованных офицеров, в их числе П. В. Рычагов. Вместе с Рычаговым была расстреляна его жена, заместитель командира авиаполка особого назначения майор Мария Нестеренко, обвинённая в том, что «будучи любимой женой Рычагова, не могла не знать об изменнической деятельности своего мужа».

«Несмотря на отсутствие объективных доказательств виновности Рычагова в совершении тяжких государственных преступлений, он, в числе других 25 арестованных без суда был расстрелян по преступному предписанию Берия, а враги народа Кобулов и Влодзимирский в 1942 году задним числом сфальсифицировали заключение о расстреле Рычагова, заведомо ложно указав в нём, что предъявленное ему обвинение доказано. Дело Рычагова Павла Васильевича Прокуратурой СССР прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления и он посмертно реабилитирован. Генеральный прокурор СССР Р. Руденко».

В 1954 году Павел Рычагов был реабилитирован посмертно. Звание Героя Советского Союза возвращено в 1969 году. В 1975 году его именем названа улица на севере Москвы, на которой стоял его родной дом.

Память

В Москве его именем названа улица в Северном административном округе, возникшая на месте деревни, в которой родился Рычагов.

В Самаре на месте расстрела установлен памятный знак, на котором начертано: «Установлен на месте захоронения жертв репрессий 30—40-х гг. Поклонимся памяти невинно погибших…».

Воинские звания

  • старший лейтенант (24.12.1935);
  • капитан (1936);
  • майор (1937);
  • комбриг (14.04.1938, минуя звание полковника);
  • комдив (9.02.1939);
  • комкор (11.04.1940);
  • генерал-лейтенант авиации (4.06.1940).

Награды

  • Герой Советского Союза (31.12.1936, Медаль «Золотая Звезда» № 86);
  • два ордена Ленина (25.05.1936, 31.12.1936);
  • три ордена Красного Знамени (18.03.1938, 25.10.1938, 21.05.1940);
  • юбилейная медаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии» (22.02.1938).